18+
18+
Люди, 10 ответов, 10 ответов. Даниил Ханин, ИТ-предприниматель 10 ответов. Даниил Ханин, ИТ-предприниматель

10 ответов. Даниил Ханин, ИТ-предприниматель

Сегодня в нашем выпуске «10 ответов» Даниил Ханин — один из самых известных ИТ-предпринимателей Томска, недавно передислоцировавшийся в столицу для работы в своем стартапе.

В Томске Даниил оставил агентство «Вебреклама», вошедшее в конце 2013 года в холдинг МеХа, друзей и коллег, и отправился проторять через Москву очередную тропинку в Кремниевую долину и светлое будущее.

 

Даниил Ханин, ИТ-предприниматель, CEO и co-founder в Crossss

 

1

 

Сейчас Москва — пятое место в жизни, где я живу. Так получилось, что я с раннего детства переезжаю с родителями с места на место. Пока Томск является лидером по времени, прожитом в одном месте — почти 20 лет. Но я понимаю, что если ты хочешь достичь каких-то определенных целей, надо идти туда, где наименьшее сопротивление и больше инструментов для достижения целей. Сегодня это Москва, потому что для создания проекта в том виде, в котором он есть, надо быть именно здесь.

Для того, чтобы перейти на следующий этап — стать международной компанией — мне однозначно надо будет ехать в Штаты, и я отправлюсь туда не задумываясь. Это не вопрос по эмиграционной части. Это, скорее, космополитизм. Здесь играет роль то, что у тебя есть задача, которую нужно решить. Можно остаться россиянином, любить свою страну, переживать, помогать всячески России, не забывать о Томске, Москве и так далее. Но если ты делаешь компанию, которая ориентирована на международный рынок, надо быть там, где этот международный рынок находится.

 

2

 

Когда я работал в Томске и делал офис для «Вебрекламы», естественно, в мечтах хотелось построить «мини-гугл» — свободные зоны для сотрудников, зоны отдыха, кафе. Были планы кормить своих сотрудников бесплатно и тому подобное. К сожалению, в мою бытность директором это не получилось реализовать. Нынешний офис «Вебрекламы» и вообще всей группы компаний МеХа гораздо больше похож на Google:) Когда мы доделаем все, что запланировали, я думаю, это будет очень удобный и уютный офис.

А мой московский офис сегодня — это самый обыкновенный закуток, у которого есть стол, стул и интернет. Причем стул — это старое, непонятно откуда взявшееся «кресло директора» в московском стиле — огромное кожаное кресло, которое сломалось. Я в нем сижу просто потому, что это единственное, что есть под рукой с большой спинкой, в чем не болит спина. Подлокотники у него уже изуродованы, но для меня это не имеет никакого значения — это просто голая функция. Когда ты пытаешься строить компанию в Томске, и она становится значимой для города (или, по крайней мере, известной), ты пытаешься играть в эти игры — «мини-гугл» и все остальное. В Москве мы сейчас делаем стартап и основная наша задача — это, минимизировав средства, построить продукт. И здесь не до того, хорошо ли моим сотрудникам или плохо. Сначала надо выжимать из них все. Поэтому когда-нибудь я, наверное, превращусь в паука-капиталиста.

 

3

 

Моя компания никогда не была семейным бизнесом. Хотя «Вебреклама», это однозначно малый бизнес, причем, когда строилась компания, у нее даже в планах не было вырасти в нечто гигантское. «Crossss» — это однозначно корпорация, которая строится по всем корпоративным правилам изначально. То есть, сейчас мы делаем компанию, которая должна завоевать рынок и стать «номером один» в мире. Причем это вовсе не означает, что в компании будет работать 20 тысяч человек. Просто сама структура бизнеса, которую мы делаем, будет подразумевать достаточно большое число сотрудников, которые будут поддерживать серверы. И это будет именно корпоративная структура с офисами, филиалами и так далее, она изначально так строилась.

Работать в корпоративном режиме после малого предпринимательства очень сложно. И дело тут скорее в том, что я являюсь кончиком этой корпоративной вершины, и мне надо учиться и развиваться для того, чтобы построить эту компанию правильно. Я учусь давать четкие указания начальнику, который будет их транслировать своему сотруднику, учусь верно управлять людьми.

 

4

 

Я уже больше 10 лет работаю исключительно на себя. Но получить опыт работы в какой-нибудь крупной компании, такой, как Google или Facebook, было бы полезно. Причем именно с точки зрения того, что я хотел бы построить свою большую компанию, а реального опыта управления большой компанией у меня нет. В свое время я пробовал работать в «Procter&Gamble» и в норвежской компании Orcla. Но в обоих случаях это была низовая должность, соответственно, почувствовать, как компании устроены сверху, у меня не получилось. Мне очень нравятся последние инфраструктурные проекты Google. Мне импонирует то, что они смотрят в сторону энергетики, пытаются строить фантастические проекты в виде дата-центров в море. Еще мне нравятся компании типа Tesla, SpaceX и им подобные, потому что они делают просто чумовые революционные проекты.

 

5

 

Когда я жил в Томске, то практически не пользовался интернет-магазинами. Я предпочитал сходить в какую-нибудь оффлайновую точку, купить и получить блага (жена при этом мне берет все вещи в интернете еще с Томска).

С переездом в Москву по причинам географическим, временным и транспортным я стал активно пользоваться именно онлайном. Большинство вещей здесь реально проще купить в сети, нежели поехать куда-то и купить это на месте. Здесь большая инфраструктура, это развито, это привычно, это уже с накопленным опытом ошибок всяческих технологических. В Москве это реально работает, и можно купить практически все через интернет. Но я никогда не покупал ничего на иностранных площадках, хотя опять же половина Москвы на этом сидит. Томск на TaoBao и Alibaba.com, а Москва на EBay.

В поездках у меня нет времени ходить по магазинам, там главное не опоздать на обратный самолет, когда ты бежишь либо со встречи, либо с мероприятия, на которое ездил.

 

6

 

Читаю и смотрю новости исключительно в интернете, стараюсь сделать это хотя бы раз в день. Сейчас это РИА Новости, раньше читал Lenta. Ru, до того, как они поменяли дизайн. В Москве начал читать РБК. Вообще, чтение общеполитических новостей — это, наверное, привычка и какие-то старые взгляды, что можно попытаться что-то изменить вокруг себя. Также я читаю — но это уже мои личные «тараканы» — Tengrinews.kz, это одно из крупнейших интернет-изданий Казахстана, это моя связь со страной, в которой я когда-то жил.

Из профессиональных читаю Russia Beyond The Headlines, у них есть крупный раздел про российские стартапы. Хабр, «Цукерберг позвонит» я уже не считаю за новости, это «маст хэв», если ты крутишься в айтишной индустрии в России, ты должен смотреть, что там творится. Хотя Хабр — это, скорее, образовательная площадка, потому что там можно почерпнуть новые знания, вещи и так далее. Фейсбук — это тоже источник новостей, когда народ начинает там что-то активно обсуждать.

 

7

 

Я зарегистрирован, наверное, во всех основных сетях — Twitter, ВКонтакте, Одноклассниках… Но работаю я в основном с Фейсбуком. ВКонтакт появился у меня для того, чтобы я общался с несколькими питерскими друзьями, которые по понятным причинам пользуются только им. А Одноклассники — это просто общение с родителями. Я не воспринимаю эту сеть как площадку для себя. Но дело в том, что в разных регионах России и СНГ очень сильна диспропорция в известности брендов. То есть, есть регионы, где рулят исключительно Одноклассники. Есть регионы, где рулит ВКонтакте, есть регионы, где рулит только Mail. Ru c их Миром. Например, в Казахстане они «номер один». Там не знают ВКонтакта, есть немножко Одноклассников, Фейсбук только-только набирается. Алтайский край — это вотчина Одноклассников. Есть места, где лидирует Вконтакте, причем аудитория его растет и он явно становится цивилизованней. В Москве — однозначно Фейсбук и ничто другое. Так же здесь используется, но опять же не на все 100%, LinkedIn, например. До Москвы я его практически не использовал, знал, что он есть, но, по-моему, даже не был зарегистрирован. А сейчас он у меня как записная книжка для хранения важных контактов, если это иностранные партнеры. Я бы не сказал, что мне это нравится, что это удобно, скорее, это дань моде. Для бизнес-контактов практически все потребности перекрываются Фейсбуком. Он удобен, он быстр, и были даже такие случаи, когда меня спрашивали — как вас найти в Фейсбуке, почему у вас на визитке нет адреса. Сейчас у меня на визитке указан аккаунт в Фейсбуке, он указан у меня в подписи в письме, здесь по-другому никак.

 

8

 

То, чего мне не хватало в Томске и то, что в Москве по другому не представишь — это персональный нетворкинг. Здесь невозможно делать любые дела без личного общения в тусовках. Тусовок очень много. Они разнообразные — от гигантских РИФ+КИБ, РИВ и им подобных, где собираются десятки тысяч человек, до миниатюрных мероприятий, где может бывать 20–30 человек, которые обсуждают конкретную проблему. Вне этой тусовки ты ничего просто не сделаешь — не найдешь людей, не сможешь с ними общаться и так далее.

Тут очень активно работает классический нетворкинг — когда ты знакомишься с человеком без цели его использования, просто порекомендовать знакомство с этим человеком другому человеку, и помочь этим двум людям найти друг друга. И тебя потом так же знакомят с нужными тебе людьми. Это работает. В Томске нетворкинга не хватало, народ там какой-то замкнутый. Те мероприятия, которые мы делали — сначала «Интернет для бизнеса», потом Город ИТ, IT-ПаТИ, все эти тусовки очень и очень сильно важны и нужны городу. И пока весь томский бизнес не начнет вот так тусоваться, очень мало что получится изменить к лучшему.

 

9

 

У меня была мысль построить завод, который делает инвалидные коляски. Я знаю, что это достаточно большая проблема — иметь роботизированную коляску, что они дорогие и их не хватает. Вот мне и хотелось бы построить завод по производству таких аппаратов. Это ближе к мечте, нежели к практическим планам, и никаких предварительных оценок я не делал. Но идея есть.

 

10

 

Я бы хотел стать миллиардером, и, наверное, то, что я сейчас делаю, делается как раз для того, чтобы достичь этой цели. Есть же разные миллиардеры. Есть Марк Цукерберг, есть глава DutyFree, который потратил все свои миллиарды на благотворительность, есть IKEA, где можно ездить, будучи миллиардером, на старой «Шкода-Октавия», потому что она еще ездит. Наш миллиардер — это образ Абрамовича, Березовского и других олигархов. Нет, таким я быть не хочу. Меня, скорее, интересует создать нечто гигантское, что изменит мир, и ты просто попадешь в ту культуру или группу людей, которые повлияли на мир. А богатство, оно условно в этом плане.

Когда-то мне казалось очень нереальным стать рублевым миллионером. А сейчас, находясь в городе, где куда ни плюнь, одни миллионеры, по крайней мере рублевые, ты понимаешь, что все по-другому. Стать долларовым миллионером — это реально. Это уже не является запредельной мечтой, ты просто понимаешь, что надо сделать для того, чтобы все получилось. А вот долларовым миллиардером стать — это уже интересная задачка. Не факт, что она сбудется, но стремиться к чему-то же надо.

 

Текст: Елена Фаткулина

Фото: Сергей Стёпин

Тэги/темы: