18+
18+
Краеведение, Слова, Глобус Томской области, Красноярка деревня Толя Шекспир Чтение по субботам.Марина Аржаникова. Пономарь

Чтение по субботам.
Марина Аржаникова. Пономарь

Марина Аржаникова
Руководитель фольклорно-этнографического ансамбля «Пересек», автор цикла рассказов про Зырянку
В Красноярку-Красноярочку в первый раз я попала в 19 лет. Приехала к мужу-гидрологу, у них там организовался научный лагерь: гидрологи, биологи, мелиораторы, гидрогеологи, и прочие «романтики».
Что помню? Помню ПЫЛЬ, домики-домишки, километры цветущей картошки — и зной, зной, зной. Июльский.
Но Кия! Этот красный песок в красном закате, и она — Кия — прекрасная, как женщина, своенравная, отгородившаяся высокими берегами и крутыми спусками… Войдя раз, не забудешь, запишется в памяти, надолго, не отпустит… Я опускала ладошку в воду — она отвечала мне, сжимала её и хотела забрать с собой, крутила, своенравная…
Помню нестройные «костровые» песни, под расстроенную гитару, немного портвейна на ночь, звезды ярче, чем в городе, и комары, комары, которые не боятся ни дымокура, ни мази, ни черта, ни ладана…
Так делалась наука, но мне 19, и мне нет дела до науки, я просто молоденькая жена и приехала к любимому мужу, потому что соскучилась…
Помню магазин, деревенский, где гвозди и конфеты вместе, «наразнавес».
Там пополнялись запасы экспедиционные — надоедала тушенка, и сгущенка тоже.
Желтое молоко помню, почему желтое? Потому что пора одуванчиков…
Я смотрела как таскали туда-сюда «рейки», что- то писали в тетрадях, смешные, в сетчатых панамах, носовых платках на голове, молодые учёные, и ждала вечера…
Вечером мы спускались вдвоём купаться, городские босоножки тонули в иле, мы держались за руки…
Деревня Красноярка. Томская область, Зырянский район. 1976 год.

Пономарь

Толя пересекся с моим мужем первый раз как раз в том лагере, научном, я же увидела позже. Высокий, деревенский, застенчивый, с белыми вьющимися волосами, с голубыми, почти прозрачными глазами. У него были такие большие руки, трудовые, не привыкшие без дела — РУЧИЩИ. Я не могла даже представить, что такой рукой можно держать ручку. Он и ложку держал так по-стариковски, навыворот… Смущался, когда разговаривал и прятал руки за спину.

Когда представлялся «Пономарееев» — протягивал так, и заливался румянцем…

Комфортно и свободно он себя чувствовал только когда работал, не спеша, даже с оттяжечкой, наслаждаясь… Мне казалось, что он просто был частью этого сельского ландшафта… Толя-лес, Толя-поля, Толя-деревья… Но все же — красив: загорелый такой, коричнево-красный, и два глаза-аквамарина, почти прозрачных, а в них — небо.

Толя трепал по голове псов, (их много в лагере ошивалось, псин, учёные их подкармливали), чесал им за ухом, а когда глядел на пролетающих уток, казалось, уже летел вместе с ними…

Большой, неторопливый.

Я всегда сравнивала его с лосем…

Однажды Лось влюбился, да так, что Шекспир отдыхает. Из рассказов только помню, что были погони, что бежали лесом («убегом», получается, девка несвободная была)… Я просто видела как благородный гордый Лось рубит рогами ветки, расчищая дорогу своей подруге… Он прислал нам письмо на семи страницах, на жёлтых листах в полоску, мелкий, почти каллиграфический почерк, (я представляла его — голова набок, в огромных, пахнущих солярой, пальцах перо, почему то — школьное, железное), но каждая строка билась, путалась, выпрыгивали из слов буквы и от этого деревенского детектива кружилось в голове…

Кончилась эта история так, как чаще всего они и заканчиваются. Она вернулась (вернули) к мужу, он встретил Тамару, тоненькую, симпатюлю, заслал сватов:

«У нас бычок — у вас ярочка»,- говорили старики, по традиции заходя в дом… Свадьбу отвели. Гуляли крепко. Со всех районов приехали. И городские были.

Отстроился Пономарь. Корову завели, хрюшек потом, трактор купили, хозяйство в общем… Тамара пошла учительствовать…

Дочки народились. И старики Пономаревы довольны.

Продолжение следует.

Читать первый рассказ серии «Просто бабушки умирают».

Тэги/темы: