18+
18+
Люди, Интервью, Книги, Принцип чтения, Томск Принцип чтения книги Перехожев Краеведческий музей читать детективы Принцип чтения.Святослав Перехожев: «Детективы – самые полезные антидепрессанты»

Принцип чтения.
Святослав Перехожев: «Детективы – самые полезные антидепрессанты»

АВТОР
Мария Симонова

Этот выпуск нашего «Принципа чтения» получился самым детективным.

И дело не в какой-то загадке, просто Святослав Перехожев, директор Томского областного краеведческого музея, рассказал нам о многих любимых авторах, пишущих в этом увлекательном жанре. А хороший детектив всегда кстати!

Также мы узнали о детских книжных ультиматумах Перехожева и его принципах чтения, делающих процесс знакомства с книгами еще интереснее и ярче.

Первый момент, когда я сознательно помню определенную книгу — это лето перед тем, как я пошел в школу. Проводил его у бабушки, и она читала мне «Карлсона», большую, толстую книгу. Я был очень вредным ребенком — отказывался есть, если мне не читали! Самостоятельно читать не спешил. Когда пошел в первый класс, то все буквы знал, но связывать их в слова не хотел. Зачем напрягаться?! Привык, что мне читали вслух. Дело было в 1980-м году, тогда при поступлении в школу уметь читать не требовалось. И в классе я быстро научился беглому чтению.

Какие книги меня интересовали в первом классе, не припомню. Следующий серьезный момент, который привил любовь к чтению, случился после второго класса. На лето я ехал к бабушкам в Томск. Я родился в этом городе, но все школьные годы прошли в Подмосковье, в Сибирь переехал уже потом, можно сказать, что я вольный переселенец. Тогда по телевизору ничего интересного не показывали, друзей в Томске завести я еще не успел, гаджетов не существовало. Зато были книжки! У бабушек я нашел Жюля Верна, Майн Рида и Фенимора Купера. Всех их прочитал в 8 лет за лето, и с той поры с книгами не расстаюсь.

Еще в детстве у меня появилась привычка читать несколько книг «вперемешку». Например, беру за серию книг Волкова, и сочетаю его с романами Дюма. Или увлекусь приключениями Незнайки Носова, и параллельно прочту романы Вальтера Скотта.

В моем детстве, в 80-е, книги в СССР, как известно, были дефицитом. Ничего не продавалось. Я любил ходить в библиотеку, брать там книги. В нашей семье, как и во многих других в то время, всегда было много подписных изданий. На все детские и юношеские журналы мы были подписаны, начиная с «Пионерской правды».

Когда я учился в средних классах школы, то обратил внимание в домашней библиотеке на восьмитомник Конан Дойла. Три книги были посвящены приключениям Шерлока Холмса. Они меня настолько потрясли, что с того момента я кроме детективов почти ничего не читаю! Так увлекся этим жанром.

Конан Дойла я и сегодня, когда прочитал романы многих других писателей, считаю величайшим автором детективов. Именно его, а не Агату Кристи. Ее книги мне тоже нравятся, но по отношению к Шерлоку Холмсу все вторично. К нему я возвращаюсь примерно раз в пять лет. С героями историй про Шерлока давно сроднился. С особой любовью перечитываю «Этюд в багровых тонах» — это первый рассказ, где Холмс только знакомится с Ватсоном, где впервые вводится психотип самого Шерлока и его друга. Конечно, я прекрасно знаю, что будет дальше, все их истории, но все равно приятно читать про их встречу, где все еще впереди…

Британский сериал про Шерлока я, конечно, смотрел. Разочаровала меня последняя серия! В целом очень качественный, хорошо снятый сериал. И мое разочарование связано не с тем, что они снимают не по книгам, просто мне не понравилась последняя серия.

Если говорить об экранизациях историй о Шерлоке Холмсе, то больше всего мне близок наш, советский. Полагаю, он так хорошо получился, поскольку снимался в Советском Союзе, где даже актеры, занятые в этом фильме, мало что видели за пределами страны. Но понимали, что где-то есть другая жизнь. Им было очень интересно во время съемок перенестись в Англию XIX века, возможно, они хотели бы там жить. И работа в фильме была для них своеобразным уходом от реальности.

Советская прибалтийская кинокартина о Шерлоке мне не понравилась. «Элементарно», где Ватсон — женщина, тоже не очень мне по душе.

Что для меня детективы, чем они так привлекают? Я воспринимаю их как самые доступные и безвредные, даже полезные, антидепрессанты. Есть много способов уйти от реальности — алкоголь, социальные сети. Но только книги позволяют это сделать безо всякого вреда для здоровья.

Еще мне интересны именно тексты. Я не очень люблю смотреть фильмы. В кинотеатре через полчаса после начала сеанса отвлекаюсь, ерзаю, мне скучно. Чтение и просмотр видео вызывают совершенно разные реакции мозга. Когда я беру книгу, то ярко представляю себе события романа. Обычно читаю на ночь, и, если произведение меня зацепило, то во сне связь с ним продолжается, я могу даже вступить в диалог с героями. Кино такого впечатления не производит.

Детективы, разумеется, не мое единственное чтение со средней школы, я преувеличил. В старших классах я зачитывался Джеком Лондоном, его книги были в домашней библиотеке. Его тексты совпали с периодом становлением мальчика мужчиной, который я тогда переживал. Еще очень любил рассказы О’Генри.

В конце 80-х, когда стали доступны книги Булгакова, Ильфа и Петрова, их тоже увлеченно читал. У Булгакова наиболее сильные эмоции у меня вызвали не «Мастер и Маргарита», а пьеса «Бег» и роман «Белая гвардия». Зато «Мастер и Маргарита» - та книга, которая «заставила» меня впервые прочитать Евангелие. Сложно было, не зная этого контекста воспринимать роман.

В 90-е годы, когда на нас обрушилось множество книг, прежде недоступных, и можно было выбрать любой жанр, я стал читать именно детективы.

Только тогда я узнал романы Агаты Кристи, Рекса Стаута, Джеймса Чейза… Они были классиками во всем мире, а у нас только появились.

В 90-е среди тех детективов, которые я читал, была и Дарья Донцова. Думаю, ее романы имеют право на существование. Она сделала для сохранения психики людей больше, чем врачи. Это же ни о чем не надо думать, когда читаешь ее книги! В больнице такие детективы тем, у кого проблемы с нервами, просто должны выдаваться рецептурно.

С начала 2000-х начал читать книги Бориса Акунина. Его серия про Эраста Фандорина мне очень нравится. И спасибо ему за серию «Лекарство от скуки»! Я скачал себе ее — там собраны лучшие мировые детективы. Все интересны, заметно, что человек выбирал лучшее! Три года читал «Лекарство от скуки».

Теперь я специально ищу детективы разных стран, это мой принцип чтения. В таком случае ты и получаешь увлекательный сюжет, и погружаешься в культуру других стран. Еще Конан Дойл задал тему, которая повторяется почти во всех детективах, в любой стране: главный герой — немного маргинальный тип, возможно, социопат, и он, вероятно, конфликтует с системой. Многие детективы находятся в оппозиции к власти. К примеру, в Италии немало леворадикальных авторов. Из этих книг ты узнаешь многое, чего тебе никогда не скажут в новостях по телевизору. Политическая ситуация, особенности жизни становятся тем контекстом, на фоне которого разворачивается действие. Та же коррупция есть везде. Я читал недавно итальянский детектив, в нем есть эпизод, где сдают новую больницу, и оказывается, что ее построили и… не провели канализацию, поскольку все деньги украли.

Еще мне очень интересны скандинавские детективы. Самый привлекательный для меня автор — это норвежец Ю Несбё, он пишет детективы об инспекторе Харри Холе. Он хронический алкоголик, борющейся со своей зависимостью, раскрывающий все серьезные преступления. У Несбё в нескольких романах прослеживается линия норвежских неофашистов. Я читал их несколько лет назад и удивлялся: «Надо же, неофашисты, ведь там такое толерантное общество!». Только подумал над этим вопросом, как вдруг случается эта история с норвежским террористом Брейвиком, который расстрелял людей.

Есть среди современных авторов «реинкарнация» Чейза. Это английский писатель Ли Чайлд, недавно по его произведениям сняли фильм «Джек Ричер». Это детектив-боевик. Я больше люблю герметичные детективы, но иногда хочется почитать роман-боевик, чтобы ото всего отдохнуть.

Среди интересных мне авторов и американская писательница Элизабет Джордж, она пишет про Англию, у нее шикарные детективы, ее бы всем рекомендовал.

Еще одна американка, Донна Леон, чей главный герой — венецианский комиссар, одно из моих последних открытий среди детективной литературы.

Из французских писателей — Жан-Кристоф Гранже. Сейчас читаю английского автора Джеймса Кэрола.

Другой принцип чтения, который мне удается реже, — это читать книги в тех городах, странах где они написаны. Однажды я поехал на стажировку в Японию и взял с собой «Хроники Заводной Птицы» Харуки Мураками. Это был поразительный опыт, читать про то место, где ты находишься. Я в Токио, и действие происходит в Токио, хожу по тем же улицам, что и герои…

Сейчас, если еду куда-то, то выбираю книгу писателя из этой страны, и читаю ее там. Подобное погружение интересный опыт. Правда, не всегда это получается. Есть нобелевский лауреат, турецкий писатель Орхан Памук. Он написал «Музейный манифест», когда мы сегодня говорим про новое краеведение, то всегда ссылаемся на Орхана Памука. Именно он сказал, мол, ребята, всем надоели в ваших краеведческих музеях рассказы о больших свершениях, серьезных этапах, куда интереснее жизнь простого человека, личная история. И только через личную историю мы хотим воспринимать историю региона и страны. Мы в своих проектах придерживаемся этого принципа. Но главную книгу писателя, за которую он получил Нобелевскую премию, «Музей невинности», я собирался прочесть в Турции, и не смог. Отложил, этот любовный роман, не подошел мне по настроению.

Я для себя уже давно решил — если начал читать книгу, а она меня не цепляет, ее бросаю. Нет смысла тратить на нее время, при всем моем уважении к любому тексту.

Читаю в основном в электронном формате. Это удобно. Хотя я не пользуюсь пиратскими книгами, покупаю все на ЛитРесе, что недешево, их цены скоро сравняются со стоимостью бумажных книг. Не знаю, почему выбрал ЛитРес, просто привык к нему.

Электронный ридер у меня уже лет 6. Я не испытываю пиетета: «Оо, бумажная книга!». Хотя иногда она мне нужна — когда речь идет о специальной литературе, нужной по работе. Удобнее на бумаге делать пометки и при необходимости возвращаться.

Из книг по маркетингу наиболее интересными мне показались две. Одна из них «Бизнес в стиле фанк. Капитал пляшет под дудку таланта», лет 10 лет назад написанная скандинавами Кьеллом Нордстремом и Йонасом Риддерстрале. Они предвидели развитие таких компаний, как Google, Facebook. Когда цифровые технологии были только в зачаточном состоянии, они уже заявили: кончился ресурсный капитализм, теперь деньги надо зарабатывать своим умом и креативом.

По совету уважаемого мной человека прочитал книгу Говарда Шульца «Как чашка за чашкой строилась Starbucks» — всем рекомендую.

Другое любопытное издание — «Менеджер Мафии». Это книга, где нормальные принципы менеджмента рассказываются с точки зрения мафиозной структуры. Она смешная, но при этом там все по делу. И автор даже «аноним», как будто он из мафии. Но принципы стандартные.

Сегодня специальные знания я скорее ищу не в книгах, а в интернете, в группах, объединяющих профессионалов в социальных сетях, где все делятся какой-то информацией. Исключением была книга Томислава Шола «Вечность здесь больше не живет. Толковый словарь музейных грехов».

Для классики, для вдумчивого чтения, я тоже обращаюсь к бумажным изданиям. На ридере всегда читаешь быстрее.

Классику надо читать в особом состоянии, когда ты думаешь, что у нас гаджеты, что мы такие современные, не похожие на прежних, люди. А когда возьмешься за какую-нибудь классическую вещь, например, за русский роман, то понимаешь: выход в интернет у нас теперь есть, но сами люди-то не меняются. Какие были пороки, добродетели, такие же и остались. Только мы почему-то считаем, что умнее своих предков, хотя это не так.

Последнее, что я прочитал из классики — это «Обломов» Гончарова. Считаю эту книгу очень современной, нашел там много узнаваемого про себя, про своих друзей и вообще про нашу жизнь. Не помню, изучали ли мы ее в школе. Если нет, то и хорошо. Понятно, что нужно приучать детей к классической литературе, но школа делает это так, что отбивает желание читать классику. Надеюсь, с возрастом я буду чаще и чаще возвращаться к классическим произведениям.

Я воспитывался еще в советское время. Мы изучали «Евгения Онегина» лет в 14 лет. Ну где 14 лет, и где Онегин?! Меня всегда раздражало, когда у школьников спрашивали: «Что хотел сказать автор этим стихотворением…». Откуда я знаю, что он в своем, возможно, сильным эмоциональном смятении или просто с похмелья, написав эти стихи, хотел сказать? Может, он и сам не знал. У нас в школе ситуация еще осложнялось тем, что мы в любой книге, в том же «Евгении Онегине», не говоря уж про романы Льва Толстого, должны были рассмотреть предреволюционную ситуацию.

Обычно если говорят про классическую русскую литературу, то главный выбор — это Достоевский или Толстой… Для меня, безусловно, Достоевский ближе. При всем уважении к автору, чтение «Войны и мира» казалось мне адской мукой.

К Достоевскому я после школы уже вернулся. Точнее, перечитывать «Преступление и наказание», которое мы проходили, не стал. Но «Братья Карамазовы» меня очень впечатлили. Такое современное произведение!

Смотрю на своих детей. Дочери 15 лет, она со временем увлеклась чтением. Когда читала первые книги, мы не направляли ее, ничего не запрещали и не навязывали. Для нас было главным, чтобы она хоть что-то читала, привыкла к этому процессу.

Боюсь, дети сейчас не умеют читать, у них функциональная неграмотность. Берут книгу, и считают, что там много букв.

Сыну 7 лет, он уже из того поколения, кто предпочитает видео. Они с детства знают, как выглядят на планшете те или иные иконки. Ткнул, включил мультик и все, смотрит видео. Думаю, будущее поколение, особенно с нынешним развитием технологий, с потоковым интернетом, будет только смотреть, а не читать. Навык чтения у детей не появляется.

Моя супруга того же поколения, что я, помнит из детства книжный голод советского времени. Сегодня она заполняет шкафы красивыми детскими книгами. Мы читали дочери, читаем сыну, будут ли они сами их читать большой вопрос. Может, уже своим детям.

Обычно читаю вечером. Не каждый день, нужно определенное настроение. Но читаю несколько часов.

У меня нет желания обсуждать прочитанные книги. Любая руководящая должность предполагает много разговоров с людьми. Книги для меня тем и хороши, что они находятся со мной в диалоге, меня понимают, и при этом молчат.

Фото: Владимир Дударев

Тэги/темы: