18+
18+
IT и телеком, IT, Бизнес, IT-Томск, Томск IT Unigine виртуальная реальность движок Миро-творцы.Зачем UNIGINE создает виртуальные миры, неотличимые от реальности?

Миро-творцы.
Зачем UNIGINE создает виртуальные миры, неотличимые от реальности?

«Многие люди, впервые услышав про наш 3D-движок, реагируют примерно так: „Ой, вы же игры делаете!“, — говорит один из основателей компании UNIGINE Денис Шергин. — Это понятно, у рядового пользователя есть четкая ассоциация: 3D-графика — значит, игры. Но изначально трехмерная графика создавалась не для развлечений».

Первые интерактивные авиатренажеры со стереографикой появились еще в 60-70-е годы. Правда, синтезированной компьютерной графики тогда еще не существовало, приходилось выкручиваться с помощью телевизионных изображений и механических конструкций.

Впрочем, потом появились видеоигры с их особой романтикой. И едва не каждый молодой программист в начале 2000-х мечтал написать собственную крутую игру. Не были исключением и студенты радиофизического факультета ТГУ Денис Шергин и Александр Запрягаев. Создавая универсальный движок UNIGINE, ребята предполагали, что он будет использоваться для разработки компьютерных игр. Но в течение пары лет стало понятно, что платформа имеет гораздо более широкое применение — от профессиональных тренажеров до произведений искусства.

О том, где сегодня используется движок томской компании, и что вообще происходит в сфере 3D-визуализации, рассказал Денис Шергин.

Цели

— Зачем виртуальная реальность обычному человеку? Нам что, старой доброй действительности не хватает?

— Огромное количество задач, которые решает виртуальная реальность, можно разделить на три основные группы.

Представить то, чего не существует. Это могут быть не только фантастические миры с магами и драконами, но и проект нового автомобиля, города, парка, и даже фена какого-нибудь. Причем технология позволяет нам увидеть эти объекты с разных точек и при разных условиях. Например, архитектурный проект в бумажном макете может выглядеть красиво. Но макет никогда не позволит увидеть будущее здание с точки зрения старушки, сидящей на скамейке в парке во время заката. Какой вид откроется ей? Благодаря 3D-визуализации легко можно представить и это, и многое другое.

Обучить людей действиям в особых условиях, которые сложно или невозможно сымитировать в реальности. Речь идет о разнообразных профессиональных тренажерах, которые позволяют реализовать полный набор нештатных сценариев. Например, как обучить персонал действиям в случае аварии на атомной станции? Или отработать выход самолета в закритический угол атаки? Или спланировать сложную хирургическую операцию? Ни одно пособие и ни одна тренировка не дадут такой глубины погружения, как компьютерная модель. Она позволяет отрабатывать навыки снова и снова, пока не будет достигнута идеальная техника. Обучение на виртуальных тренажерах позволяет сохранить жизни людей (ведь во время, например, военных учений часто гибнут люди), защитить окружающую среду от серьезного техногенного воздействия, сократить финансовые затраты.

Оказаться в недостижимом месте. Не каждый человек может позволить себе побывать в Париже или подняться на Эверест. Но в этих и множестве других мест можно побывать виртуально. Причем не просто смотреть, а взаимодействовать с окружением: «прогуляться» по парижским улочкам в своем темпе, «посидеть» на скамейке, рассмотреть достопримечательности. Или почувствовать, что значит стоять на вершине, когда под ногами — весь мир. Конечно, наш 3D-движок предоставляет только картинку, но ведь через зрение мы получаем 90% информации о мире.

— В чем отличие вашей технологии от аналогичных?

— Мы стараемся сделать виртуальный мир неотличимым от реальности. В некоторых проектах мы добились этого уже сейчас.

— Как вы достигаете такого правдоподобия?

— Мы смотрим на реальность и пытаемся повторить ее. Если нам нужно сделать облака, которые выглядят максимально естественно — мы смотрим на небо. Так, один наш программист специально наблюдал облака с самолета, чтобы понять, как они выглядят на разной высоте и с разных точек зрения. Если мы делаем воду, то берем кучу видео воды на разной глубине, в разную погоду и смотрим, как она себя ведет. А потом повторяем увиденное в текстурах.

Мы реализуем много технологий, которые называют прорывными, не встречающимися у конкурентов. Это требует от наших сотрудников, кроме знаний и таланта, еще и большой смелости. Меня радует, когда у ребят боевой настрой: «Да, до нас никто этого не делал, ну и что?» или «Вот те ребята делали, у них не получились, но у нас-то получится!». Они берут и делают.

— Закладываете ли вы в свой продукт физические свойства сред и объектов?

— Движок UNIGINE можно сравнить с конструктором, из деталей которого можно собрать машинку, а можно лодку или замок. Это очень классные кубики, но это не конечный продукт. И наши клиенты, как правило, не конечные потребители, а другие разработчики, которые делают на основе нашей технологии самые нестандартные вещи, которые нас самих порой удивляют.

Мы не ставим перед собой задачу смоделировать физическое поведение объектов. Точнее, у нас есть простенький модуль физической симуляции, который отвечает за базовое поведение — чтобы вода была жидкой, камень твердым, а предметы падали вниз под действием гравитации. Но чтобы смоделировать аэродинамику вертолета, нужен специализированный физический движок и алгоритм, который будет описывать именно этот объект.

Проекты

— Расскажите, пожалуйста, о некоторых проектах, над которыми вы сейчас работаете.

— Один из крупных проектов — «3D-Москва». Это интерактивная система, которая позволяет визуализировать разные информационные слои в масштабе всего мегаполиса. Можно посмотреть, в каком состоянии находятся объекты инфраструктуры сейчас. Можно увидеть перспективную ветку метро, которая появится в будущем, или визуализировать новый микрорайон. Причем виртуальная Москва будет иметь очень высокую степень детализации, возможность смены сезонов, погоды, времени суток.

Это большой и сложный проект, для которого UNIGINE предоставляет только платформу 3D-визуализации, остальное делают другие компании. В этом году проект планируется завершить, а в дальнейшем эта программная оболочка будет распространяться на другие города России. Может быть, и до Томска когда-нибудь дело дойдет.

— Я слышала о вашей совместной работе с «Роскосмосом». Что-то, касающееся работы космонавтов на орбите. Можно об этом подробнее?

— Имеется в виду проект виртуального тренажера для выхода в открытый космос. На нем будет стоять наш движок для интерактивной визуализации. Тренажер позволит космонавтам наработать правильные навыки работы в условиях микрогравитации и недружелюбной среды. Чтобы они еще до полета научились хорошо ориентироваться в расположении модулей, привыкли действовать в условиях невесомости, и благодаря этому выполняли свою работу максимально эффективно.

Проект интересный, но пока медленно движется из-за бюрократических проволочек. Хотя и мы, и другие подрядчики с нетерпением ждем начала работы.

— А самый необычный способ использования движка UNIGINE?

— Его придумал ирландский художник Джон Геррард, который создает монументальные 3D-инсталляции. Одна из его работ, Solar Reserve, демонстрировалась на многометровом проекционном экране в Нью-Йорке. Потом ее купил Леонардо ди Каприо и подарил Лос-Анжелесскому художественному музею. Последняя его работа X. laevis (Spacelab) сейчас демонстрируется в одном из лондонских музеев.

Это только один из примеров того, насколько неожиданной может быть область применения 3D-технологий. А всего у нас более 150 клиентов на всех обитаемых континентах!

Недавно на «Томском Обзоре» вышла новость о появлении в Steam анонса игры, созданной на движке UNIGINE. Всего создано около десятка игр на этом движке, включая собственный продукт UNIGINE — стратегию Oil Rush. При этом количество законченных неигровых проектов перевалило за несколько сотен.

— Вы же вначале говорили, что не делаете конечный продукт, а только продаете конструктор. А теперь оказывается, что вы принимаете участие в разнообразных проектах…

— На самом деле, и то и другое — правда. Мы практически всегда продаем свой движок сторонней компании и практически всегда каким-то образом включены в выполнение дальнейшего проекта. Активно помогаем с внедрением на стороне клиента, оказываем техническую поддержку. Даже в тех случаях, когда у нас нет доступа к этим проектам по причине их секретности. Например, военные на основе нашего движка делают виртуальные тренажеры для работы с новой секретной техникой. Если они обращаются к нам для решения технических вопросов, нам приходится только догадываться, что у них происходит. Это довольно сложно, но мы справляемся.

Люди

— Насколько мне известно, большинство томских ИТ-компаний страдают от дефицита кадров. Все нормальные программисты куда-нибудь уезжают из Томска. Как вы решаете этот вопрос?

— У нас интересно работать, а для настоящих профессионалов это основной фактор мотивации. Плюс у нас хорошие условия работы: современное оборудование, приличная зарплата, просторный офис, доброжелательные отношения между сотрудниками. Все это приятно, но недостаточно. В первую очередь, мотивируют задачи мирового уровня, которые мы решаем, оставаясь в Томске.

Дополнительным фактором является то, что наши клиенты и партнеры разбросаны по всему миру. Наши сотрудники часто ездят к своим клиентам, посещают отраслевые выставки, общаются с экспертами мирового уровня. Это позволяет им много путешествовать и быстро расти профессионально, что особенно важно для программистов.

Но я не знаю ни одной ИT-компании на планете, которая бы не жаловалась на отсутствие кадров. Наш бизнес строится на мозгах, и этих мозгов вечно не хватает.

— Говорят, что к вам сложно попасть на работу. Это правда?

— Действительно, за годы работы UNIGINE к нам приходили сотни программистов. Лишь малая часть из них прошла отбор и осталась работать у нас. Наверное, поэтому в среде программистов сложилось мнение, что в UNIGINE ходить бесполезно, там какие-то нереальные требования.

На самом деле, планка качества для соискателей у нас высокая, но вполне достижимая. Как правило, отказывая человеку в трудоустройстве, мы объясняем, какие еще навыки ему необходимо «прокачать», чтобы работать у нас. В компании есть три ведущих специалиста, которые пришли не с первого раза.

Есть еще одно заблуждение. Хорошие программисты часто говорят: «Ну, я же в 3D-графике ничего не понимаю. Значит, в UNIGINE мне делать нечего». А у нас же масса задач, более половины которых вообще не связаны с графикой. Нам требуются программисты разных специальностей.

— А сами обучать специалистов для себя не пробовали?

— Конечно, мы проводим обучение и внутри своей компании, и не только. В 2012–2013 году мы проводили опен-эйры по 3D-технологии, на которые приглашали хороших лекторов, в 2014 и 2016 годах — открытые встречи разработчиков софта Debug Time. Я сам и наши ведущие специалисты регулярно выступаем с докладами на разных мероприятиях.

Вот, недавно мы запустили бесплатные онлайн-курсы С++ для всех желающих с возможностью трудоустройства у нас. Правда, мы не ожидали, что они будут настолько популярны. Нас буквально завалили заявками из разных городов, так, что пришлось быстро закрыть регистрацию. Хотя, возможно, это будет не последние обучающие курсы.

У Томска большой потенциал, и, главное, есть желание этот потенциал увеличивать и реализовывать. Надеемся, благодаря этому и к нам будет приходить больше талантливых ребят.

— А почему вы остаетесь в Томске?

— А почему бы и нет?

— Климат у нас суровый, например.

— Нормальный у нас климат. Не всем нравится, но лично меня устраивает. В том же Сан-Франциско утомляет отсутствие смены сезонов. Приезжаешь в любое время года — там все время одинаково. А тут разнообразие. Плюс — Сибирь сама по себе красива. Я достаточно много поездил по миру, мне есть с чем сравнивать.

Философия

— Существует мнение , что наш мир является компьютерной симуляцией. По крайней мере, невозможно доказать обратное. Что об этом думает человек, который сам создает виртуальные миры?

— Не вдаваясь в философские дебри, эта версия не лишена логики. Мы сами идем к созданию симуляторов, неотличимых от реальности, и достигнем этого в ближайшие десятилетия.

Уже распространились так называемые 5- и более- D кинотеатры, которые погружают зрителя в виртуальную реальность путем воздействия на разные органы чувств. Становятся все более доступными VR-шлемы. Сейчас вы можете себе за пару тысяч долларов приобрести VR-систему (компьютер+шлем) с неплохой степенью погружения. Довольно давно появились (хотя и очень медленно развиваются) костюмы виртуальной реальности. В следующих поколениях техника будет только совершенствоваться.

— Как вы считаете, проникновение виртуального мира в реальность (безотносительно того, является ли она реальностью на самом деле) — скорее благо для человечества с этической точки зрения или является дополнительным фактором риска?

— Нужно понимать, что технология как таковая не несет в себе никакой моральной составляющей. Всё идет от человека. Убивает не атомное оружие, людей убивают другие люди. А атомные технологии при разумном применении могут приносить большую пользу.

Конечно, у технологического прогресса есть побочные эффекты, но я являюсь его сторонником. Это то, благодаря чему мы можем вырваться за границы наших биологических ограничений и то, что позволяет в полную силу использовать интеллект.

Наверняка будут злоупотребления и в этой сфере. Например, некоторые люди могут отказываться от реальности в угоду красивой виртуальной картинке. Но это беда не виртуальной реальности, а конкретно взятого человека. Сама технология имеет очень большой потенциал.

— Что нам следует ждать в сфере виртуальной реальности в более или менее обозримом будущем?

— Информационные технологии уже стали тканью нашей жизни. Вы видите человека, работающего с цифровым устройством, повсюду: продавщица в магазине, водитель в маршрутке, менеджер в офисе… И мы привыкли воспринимать как должное 2D-интерфейс, который мы видим на мониторе. Но человек, все-таки, больше приспособлен для физического мира, и для нас было бы естественным взять папку и раскрыть ее не с помощью мышки на экране, а натурально руками с полки. Виртуальная реальность дает такие возможности.

Также виртуальная реальность становится новым трендом в системе телекоммуникаций (в частности, в нее инвестирует Facebook). Вероятно, в недалеком будущем мы будем общаться не с аватаркой собеседника при помощи букв, с его 3D-копией в виртуальном пространстве. Представляете, как удобно? Сейчас на этапе согласования проекта нужно, чтобы специалист сел на самолет, прилетел к клиенту, 10 минут посмотрел на макет, сказал: «Переделывайте», — и улетел обратно. Дорого и неэффективно. Тогда как в виртуальной реальности достаточно будет сделать один шаг.

— Как новые возможности будут воплощаться технически?

- Не исключено, что через 10 лет появится легкий удобный шлем, который мы будем использовать вместо смартфона. А может быть — нейроимплант, персональный проводник в мир цифровых систем. В любом случае, виртуальная реальность произведет революцию в нашем общении друг с другом и с машинами.

Материал выпущен в рамках специального проекта IT-Томск.

Интеллектуальный партнер проекта:

Текст: Катерина Кайгородова

Фото: Евгений Панкратьев, предоставлено компанией UNIGINE

Тэги/темы: