18+
18+
Люди, Слова, Креативные индустрии, Интервью, Культура в Томске, Томск выставка Авдеевы Сергей Мери художник искусство творчество картина рисовать краски Влюбленные. История томских художников Мери Батманян и Сергея Авдеева

Влюбленные. История томских художников Мери Батманян и Сергея Авдеева

АВТОР
Мария Симонова

Если на сердце тоска, а жизнь кажется серой и унылой, отправляйтесь в Художественный музей на выставку «Влюбленные в искусство».

Здесь представлены работы томских художников Мери Батманян и Сергея Авдеева, умеющих даже для дождливого дня или обычной скучной пятиэтажки найти свои яркие краски. Их работы вдохновляют, что неудивительно: ребята молоды, талантливы и влюблены. В искусство и друг в друга.

Внешне они смотрятся контрастно. Мери — эффектная общительная красавица с очаровательной улыбкой. Сергей — сдержанный, спокойный, сильный, молчаливый. Объединила их живопись. Мери признается, что не думала быть художником — собиралась стать экономистом, изучала соответствующие предметы. А потом решила: надо заниматься в жизни тем, что больше нравится — рисовать.

— Пришлось быстро менять планы, искать учителей, мастерские, — рассказывает Мери. — Поступила в ТГУ на кафедру изобразительного искусства. Сережа учился на курс старше меня. Он был успешным студентом, я воспринимала его как пример для подражания. Он привлекал внимание своим мастерством, поскольку пришел учиться уже зрелым, сложившимся художником, хотя профессионально изобразительным искусством прежде не занимался.

— Просто технические навыки у меня были хорошие, — говорит Сергей. — Я рисую с детства, тогда хотел стать художником, а потом повзрослел. Когда вырастаешь, вечно не знаешь, чего хочешь. И я работал кем придется — сторожем, охранником, даже химиком-технологом на заводе, хотя в химии не разбираюсь. Когда мне исполнилось 25 лет, понял: надо либо придумывать для себя что-то важное и серьезное, либо я так и буду метаться с работы на работу. Попробовал сдать экзамены, получилось. Главное, что дала учеба — привила вкус. Мне достался хороший учитель Олег Арутюнов. Он подсказывал важные вещи, направил.

Ребята сразу заметили друг друга, но общаться стали только через несколько лет. Летом студенты-художники по традиции выезжают всей кафедрой в Хакасию на пленэр, пишут работы… Конечно, это располагает к знакомству и общению.

— Я училась на третьем курсе, когда мы подружились, — вспоминает Мери. — Говорили обычно про искусство, обсуждали все — от того, кто лучший художник в истории, до таких посредственных вопросов, где дешевле покупать краски. Оказалось, наши взгляды на самые животрепещущие для художников вопросы сходятся. Я имею в виду актуальность искусства, что такое современное искусство. Иногда это вызывает бурные споры. Некоторые, например, считают, что писать маслом по холсту — это «мухоморство». Смешно, но на этой почве художники могут даже подраться!

Вдвоем отстаивать свою точку зрения удобнее:

— На современное томское искусство у художников есть два взгляда, — объясняет эти споры Мери. — Для некоторых, в том числе и для нас, это то, что мы пишем здесь и сейчас, в 2017 году. На картинах — люди, живущие сегодня, город ХХI века, и она отличается от жизни в XIX веке. А другие считают, что реализм, висящие в музее холсты — это неактуально, надо делать акции и перформансы. Они к нашему искусству относятся категорично, а мы несерьезно воспринимаем то, что они делают. Важно, что мы с Сережей сходимся — если бы у нас было разное мировоззрение, то сложно было бы проводить вместе 24 часа в сутки. Мы же свободные художники, все время проводим в мастерской, почти не расстаемся.

Ребята говорят, что не считают главным открыть нечто новое, технику или форму.

— Не всегда живопись должна быть такой амбициозной, может, мы не написали глобально новую работу, но что-то открыли для себя, — считает Мери. — Картина для нас — повод для внутреннего самопознания, развития.

Дуэт художников. И кот

Об искусстве дуэт художников может говорить бесконечно, но мы все же возвращаемся к романтической истории. Когда дружба переросла в любовь?

— Сережа — закрытый человек, мне до последнего момента ничего не было понятно, — смеется Мери. — Но мы общались больше и больше, вместе ходили на пленэр, сближались на почве труда и учебы. Не будешь же постоянно о красках и художниках говорить! Начинали узнавать друг друга, расспрашивать о разном… И возникла искра!

— Помогла атмосфера университете — у художников отдельный корпус, аудитории рядом, — полагает Сергей.

— Некоторые студенты после пар спешили домой, а я раньше приходила, позже уходила, и Сережа поступал так же, мы стремились работать как можно больше, не только для оценки, но и для себя, — уточняет Мери.

Как их чувства повлияли на работу?

— Когда мы начали встречаться, у Сережи живопись стала позитивнее, — уверена Мери. — Вот его автопортрет, написанный раньше — он там печальный, привык быть холостяком, одиночкой, и так себя воспринимал.

Через пару дней после того, как Сережа получил диплом, пара играла свадьбу. Большого праздника не предполагалось:

— Художники обычно никак не отмечают свадьбу, лучше потратить деньги на кисти и краски, — смеются ребята. — Но для близких мы устроили небольшой праздник. Без тамады, танцоров, цыган и медведей, скромное было торжество. Накопленные деньги нам было интереснее потратить на себя, на путешествие. Мы поехали на Кипр.

Под впечатлением от солнечного острова Мери написала серию радужных картин, в том числе про кипрских котов. Некоторые из них есть на выставке.

Впрочем, кот — вообще герой многих картин Мери и Сергея, и это не связано с модой на котиков:

— У нас просто дома есть мерзкий черный кот, и мы его очень любим! — не скрывает Сережа. — В некоторые композиции он очень хорошо вписывается.

Черный кот может появиться на полотне с завтраком. Или на портрете с феном подглядывать вместе с Сергеем за Мери во время утренних сборов в ванной комнате. Или дремать в «Утренней гармонии», где Мери, Сережа и кот изображены вместе.

Ужасные оптимисты

Семья художников — типично для Томска. Хотя кажется ребятам странным: ведь обычно у каждого творца свои амбиции и непростые характеры. Но их пару от ссор уберегает правило: не лезть в чужую картину. Посоветоваться можно, взгляд со стороны идет на пользу, но что-то дописывать у ребят не принято.

Многие полотна художников посвящены городу и пейзажам. И дело здесь не только в любви к Томску:

— Я окончила университет и забеременела, после рождения дочери нет времени на большие, сюжетные картины, и для меня хороший творческий выход — писать пейзажи по этюдам, — рассказывает Мери. — Это не расположенность к жанру, а, скорее, необходимость быстро писать картины.

— Пейзажи у меня обычно томские, но главное в них не место, а состояние, — отмечает Сергей.

— Например, на Сережином полотне «Кошкин дом» узнаваемое здание, но в то же время это и собирательный образ старого томского деревянного дома, покосившегося немного, со своею судьбой, жильцами котами, — продолжает Мери. — Каждая картина для нас — маленькая история. Где мы были, что видели, какие эмоции заставили нас ее написать.

— Иногда пишешь ради удовольствия, нравится, как ложится краска, какие цветовые сочетания появляются, — размышляет Сергей. — И не стоит перегружать работу философскими смыслами, специально изображать символы. Иногда простая на первый взгляд работа оказывается гораздо более философской.

Невозможно не заметить: Томск на картинах ребят очень яркий, красочный город.

— Мы просто ужасные оптимисты! — смеется Мери.

— Все люди то, что видят, анализируют по-своему. Я люблю сложные состояния, дождливые, пасмурные, вижу в них больше цвета, красок, мне хочется показать другим, что в этом есть своя прелесть, — поясняет Сергей. — Даже обычные пятиэтажки, которых в Томске много, обладают своей эстетикой. Их обычно все ругают, мол, они убивают красоту города, их редко пишут художники. А когда мы выставили работы в соцсетях, то нам приходили сообщения из разных городов: людям казалось, картина создана у них во дворе.

— Как ни странно, пятиэтажка и девятиэтажка понравились многим! — подчеркивает Мери. — Что еще раз доказывает: не надо подстраиваться под зрителя, надо писать то, что ты видишь и как ты видишь. Так гораздо легче, чем работать ради кого-то.

За тенденциями рынка ребята следят, поскольку их главное дело - это живопись, пара живет за счет продажи своих картин. Главное, что интересует томичей — это свои портреты. Хотя в других городах больше любят пейзажи. Угадывать желания зрителей можно не всегда. Да и нужно не всегда:

— Не надо себе изменять, а то выйдет фальшиво. Мы уверены, что наша работа должна приносить не только деньги, но и удовольствие, причем последнее даже важнее, — говорит Сергей.

— На продажу можно писать букеты, цветочки в вазе на столе, освещенной лучами солнца… это точно продастся! — полагает Мери. — Или пейзажи с церквушками в российских снегах. Но если создавать такие картины, то надо понимать, что в музее их не выставишь, и имя, карьеру художника они тебе сделать не помогут.

Главная картина еще впереди

Раньше семья художников работала дома, мастерской служила одна из комнаткой, была завалена картины, негде было жить. Потом им выделили мастерскую. Обычный день складывается примерно так:

— Просыпаемся с утра, берем все необходимые вещи для себя и ребенка, и едем в мастерскую, — рассказывает Мери. — Нашей дочке Лере 11 месяцев, она весь день с нами, ползает по мастерской, ей очень нравятся картины. Мы боимся: неизбежно, что она тоже станет художником! Когда мы даем ей кисти, акварель, воду, она не сомневается, что с ними делать, хотя мы ее не учили…

Любимая картина у Леры тоже есть. Называется «Обыкновенная история», где запечатлен магазин одежды, много людей. Изображена и сама девочка.

— Я эту картину долго писал, сначала на ней были изображены Мери с мамой, и следом за ними иду я. Но выглядело немного странно, словно я их преследователь, — вспоминает Сергей. — И пока я работал, то родилась Лерка, и стало понятно, кого на полотне не хватает. Написал, что я несу ее на руках…

— И дочь стала смысловым центром и в жизни, и в композиции, — продолжает Мери. — Кстати, Лера узнает нас и моих родителей на наших портретах. Мы радуемся, что у нас так похоже получилось.

Получить мастерскую молодым художникам удалось благодаря нескольким моментам. Для этого нужно состоять в Союзе художников, а также активно работать.

Ребята обычно создают много работ, хотя иногда отвлекают околотворческие хлопоты: обустройство мастерской, перевозка картин на выставку, переписка с покупателями картин…

— У меня стадиями получается: то взахлеб пишешь, то месяц занимаешься другими вопросами, и уже ломка начинается, так хочется скорее сесть за мольберт, — признается Мери.

— А я постоянно ношу с собой блокнот, пишу, рисую, — продолжает Сергей. — Бывает, идея пришла, ты поторопишься ее воплотить и получится не лучшим образом. Я же задумки фиксирую, даю им отлежаться, потом пересматриваю, определяю, что годится, что нет. Так даже лучше работать. Некоторые художники говорят: «Чего бы написать, вдохновение меня покинуло». Это не обо мне. У меня всегда есть варианты, над какой из идей поработать.

— Иногда нет времени ждать музу, надо успеть закончить картины до выставки, — уточняет Мери.

Выставка в художественном музее у ребят впервые. Событие важное:

— Ступенька, возможность подытожить, чего ты достиг до этого времени и дальше работать еще больше, — полагает Мери. — Важно адекватно оценивать себя и свои картины. Когда видишь экспозицию в музейном зале, то четко понимаешь, где пробелы.

— И реакцию окружающих можно понаблюдать, — добавляет Сережа. — И на свои картины посмотреть с дистанции. Это полезно для будущего. Выставка — важный шаг.

А ей предшествовал другой важный шаг: сначала Сережа, потом Мери вступили в Союз художников.
На экспозиции пары в музее работ больше Сережиных. Главными темами стали томские пейзажи, портреты и автопортреты. Авторы стремились сделать выставку гармоничной, не смешивать разнотипные сюжеты.

Какие картины особенно важны для самих ребят?

— Из Сережиных картин я бы назвала «Утреннюю гармонию», автопортрет с котом, — признается Мери. — Она о нас, она теплая, передает определенное состояние души.

— Мне у Мери нравится предгрозовая картина с чайками, она интересна по колористике, по настроению, — считает Сергей.

И оба сходятся: ключевая работа — это та, которая еще не создана:

— Обычно думаешь: в следующий раз я точно напишу шедевр! — улыбается Сергей. — А потом пишешь, пишешь, смотришь и понимаешь: «Что-то не получилось… Надо браться за следующую…».

То, что ребята уже написали, можно увидеть в художественном музее до 25 июня.

Фото: Владимир Дударев

Тэги/темы: