18+
18+
Дизайн, Город, Краеведение, Архитектура и дизайн, Деревянная архитектура, Городские истории, Томск деревянное зодчество ремонт инвестор рубль памятник архитектура Первый пошёл! Все подробности начатого инвестором ремонта 120-летнего деревянного дома на Кирова, 27а

Первый пошёл! Все подробности начатого инвестором ремонта 120-летнего деревянного дома на Кирова, 27а

На этой неделе первый инвестор, взявший в аренду исторический деревянный дом Томска «за рубль в год», защитил проект его реконструкции. Более того, он уже приступил к работе над восстановлением исторического облика двухэтажного здания на пересечении Красноармейской и Кирова.

«Томский Обзор» побывал на исторической стройке и спешит рассказать о том, как проходят работы, зачем люди хотят восстанавливать деревянные дома и почему разбирать историческое наследие могут лишь настоящие профессионалы.

Как все начиналось

В сентябре 2016 года компания «К27» победила в аукционе на право аренды двухэтажной деревянной постройки 1899 года, включенной в перечень объектов деревянного зодчества, площадью чуть более 448 «квадратов». Согласно аукционной документации победитель обязывается в пятилетний срок провести капитальный ремонт дома. После ремонта дом должен отвечать подготовленному мэрией техзаданию. По сути — его должны восстановить практически в первоначальном виде. Только тогда инвестору сильно снизят арендную плату. Собственно, защитив проект компания «К27» и получила 90% скидку на аренду. После ремонта цена составит 1 рубль в год.

— Мне очень нравится старина. Я всю жизнь жил в деревянном доме на Вершинина. Проходил очень часто мимо этого здания. Это мой район. Хоть что-то должно остаться, как это было вчера, — объясняет свое решение взяться за восстановление деревянного зодчества директор компании «К27» Евгений Меняйло.

В октябре 2016 г. началась подготовка проекта реконструкции. Над ним работало ООО «Элитпроект». А три месяца назад за дело взялись реставраторы. Сначала сняли наличники. Сейчас они уже отреставрированы и ждут своего часа на складе. Их ошкурили, кое-где покрасили, предварительно использовав, где надо, специальную шпаклевку на основе опилок.

— Их можно было бы сделать совсем новыми, но это было бы уже не интересно. Вы бы сразу же увидели, что это новое, — рассказал Евгений Меняйло.

Позже, в мае, специалисты начали перебирать сам дом. В целом, проект предполагает максимальное использование оригинальных материалов — старых бревен и кирпича. С этим связана одна из самых больших сложностей при ремонте дома.

Что происходит теперь

Сейчас работы по ремонту на Кирова, 27а вошли в одну из самых активных фаз. Трое специалистов буквально по бревну перебирают дом, начиная со второго этажа. Целые бревна маркируются согласно проекту — на них прибивают алюминиевые таблички с обеих сторон который написаны номер венца, откуда они были взяты, и их место. Это делается для того, чтобы дом было проще правильно собрать вновь. А чтобы бревна не повело, их складывают особым образом. Те, что были ниже, укладываются ниже тех, что были над ними. Таким образом, они также остаются под нагрузкой, что не дает дереву деформироваться.

— Занимаются работами местные реставраторы, люди заинтересованные. Три человека в бригаде не раз уже восстанавливали дома и имеют хороший опыт. При разборе видно, что люди понимают, что делают. Краном тут ничего не вырывается с места, все снимается со шкантов вручную, — рассказывает Евгений Меняйло. — Если бы меняли все на новое, то просто снесли этот дом за три дня. А нам нужно сохранить конструкции, все стыки, чтобы мы потом могли их обратно смонтировать.

Естественно, попадаются и гнилые бревна. Их дефектуют, а затем заменят на аналогичные с похожего исторического дома по ул. Дзержинского, 10 (там часть бревен будет меняться на новые из-за сгнивших перемычек, но сами бревна вполне подойдут для повторного использования на другом объекте меньшего размера). Если же подходящих бревен не найдется, их место займут новые, выточенные из аналогичной древесины.

— Здесь был жилой дом, люди обитали не совсем благополучные, муниципалитет, в свою очередь, тоже относился к этому фонду спустя рукава, потому что если бы его эксплуатировали правильно, он бы мог еще стоять. А так — не было водостоков, поэтому многие бревна мы потеряли, они сгнили, потому что там стояла вода. И пошла деформация, подмыло фундамент, — объясняет Евгений Меняйло. — Это говорит о том, что мы сами не бережем свою историю. Сейчас собственником по-прежнему останется муниципалитет, но будет человек, который будет его эксплуатировать. Когда этот дом отремонтируем, я думаю, что у него ресурс будет минимум лет 150.

Важный факт

Пол дома собран практически без гвоздей. Плахи здесь соединены между собой шкантами (деревянными клиньями). Таким же образом скреплены между собой и брусья, формирующие стены. Также каждое перекрытие дома содержит около 50 тонн земли. То есть в полу между этажами и крышей лежал слой грунта, выложенный на слое глины, так называемом «глиняном замке». Это был, своего рода, утеплитель. После восстановления дома его место займут современные и более эффективные аналоги.

Первый (цокольный) этаж дома сделан из кирпичей. Кладку здесь тоже не оставят без внимания. Кирпичи так же, как и бревна дефектуют, а пострадавшие участки сложат заново.

Предполагается, что дом будет перебран полностью к середине июля. Затем бревна отшлифуют, пропитают специальным противопожарным и противогрибковым составом и начнется сборка.

Что будет потом

Собирать дом будут также с особой осторожностью. Нижние венцы, на которые будет приходиться наибольшая нагрузка, выложат из новых бревен, при этом прокладывать их хотят как в старину, мхом. Остальные — по-максимуму из старых (между ними положат паклю). Строители надеются успеть закончить все наружные работы до первого снега, чтобы не намочить дерево. А еще дом покрасят — он будет цвета темного дерева с зеленоватым оттенком. Краску уже подобрали, она будет соответствовать паспорту фасада здания.

Параллельно усилят фундамент дома (в некоторых местах, где стояла вода, его подмыло) и выровняют его геометрию, так как за 100 с лишним лет его немного повело.

Инженерные коммуникации, которые были подведены к дому, обновят. Усадьбу также благоустроят, соответствующий проект уже есть, правда, он может быть скорректирован в ходе работ.

Внутреннюю отделку тоже планируют делать с минимальным привлечением современных материалов. Скорее всего, как и прежде, на стенах здесь будет штукатурка либо само дерево, если его удастся в достаточной степени (с эстетической точки зрения) привести в порядок.

При этом планировка внутренних помещений частично сохранится. Новодел — пристроенные жильцами стены толщиной в плаху, скорее всего реконструкцию не переживут. А вот разного рода интересности, найденные во время ремонта — старые кованые изделия, фурнитура и так далее будут храниться в доме под стеклом, в своеобразном музее.

Важный факт

Одна из самых больших трудностей, с которыми столкнулись плотники — оконные колоды, коробки, в которые вставляются окна. Дело в том, что в доме они были сделаны на совесть — из массива дерева, большого дерева. В Томске никто не берется сделать ничего подобного, так как для этого нет оборудования, а вручную делать такие вещи очень тяжело. Пока судьбу колод решают и ищут варианты. Сами оконные рамы будут деревянными, но новыми, старые не сохранились.

Арендаторы рассчитывают, что работы на объекте будут завершены в следующем году.

— Полностью бюджет капремонта просчитать сложно. Когда делали инспекцию, считали, что потеряем 10% бревен. А когда начали реально перебирать — бревно целое, его начинаешь снимать, оно просто трухой оказывается, но этого не было видно изначально. Все это будет отражаться на вложениях. И только после завершения будет понятна окончательная стоимость. Но вложения здесь очень серьезные, превышающие стоимость строительства нового бетонного здания сходных габаритов, — отмечает Евгений Меняйло. — Сами понимаете, восстановление — это дорого. И фонд зарплаты у людей здесь другой, не такой, как на обычной стройке. А неквалифицированные рабочие здесь ничего не смогут сделать.

Планируется, что в дальнейшем дом будет сдаваться в аренду. Жить постоянно здесь никто не будет — это нежилое помещение, но реставраторы предполагают, что в нем мог бы разместиться хостел с историческим «уклоном». В таком случае проект будет полностью закончен — не только внешнее, но и внутреннее содержание дома будет передавать дух того времени, неся при этом историко-просветительскую функцию.

Браться за другие дома инвестор пока не планирует — для начала, нужно разобраться с первым зданием, сложностей здесь хватает. Будет Евгений рад и помощи горожан — на стройке найдут занятия для волонтеров, готовых поучаствовать в работах и внести собственную, пусть и небольшую, лепту в дело сохранения томских деревянных зданий. Конечно, ответственные и сложные задания добровольцам не доверят, но интересной работы и без того хватит на всех.

На сегодняшний день инвесторам по договорам долгосрочной аренды с обязанностью по проведению ремонтных работ и восстановлению исторического облика фасадов переданы 10 деревянных домов Томска. 11 июля на аукцион будут выставлены еще два здания — по ул. Гоголя, 18/1, и ул. Лермонтова, 24.

Текст: Егор Хворенков

Фото: Владимир Дударев

Тэги/темы: