18+
18+

Изоляция труб отопления

Поставки пластиковых труб. Трубы, профиль, лист и пр

texizol.com.ua

реклама
Дизайн, Самое "горельефное" здание в Томске: куда смотрят одиннадцать бронзовых ученых? Самое "горельефное" здание в Томске: куда смотрят одиннадцать бронзовых ученых?

Самое "горельефное" здание в Томске: куда смотрят одиннадцать бронзовых ученых?

Сколько горельефов можно установить на одном здании? Как показывает опыт факультетских клиник Сибирского государственного медицинского университета - как минимум, 11. Лучшие профессора университета, ученые с мировым именем, отлитые в бронзе, наблюдают за прохожими со стен одного из самых старых зданий в Томске уже почти 20 лет.

У бронзовых ученых не самый худший наблюдательный пункт - часть из них созерцает фрагмент бывшей Садовой, ныне проспекта Ленина, другая часть - Московский тракт, вливающийся в вышеупомянутый проспект. По диагонали - Новособорная площадь, неофициальное сердце города, где профессора могут следить за общественной жизнью Томска - от праздников до митингов. 

ГОРЕЛЬЕФЫ

Горельеф (фр. haut-relief — высокий рельеф) — разновидность скульптурного выпуклого рельефа, в котором изображение выступает над плоскостью фона более чем на половину объема. Некоторые элементы могут быть совсем отделены от плоскости. Распространённый вид украшения архитектурных сооружений.

Горельефы лучшим профессорам медуниверситета на здании клиник начали устанавливать в 90-х и в начале 2000-х годов. Инициатива увековечивания имен самых авторитетных ученых принадлежит ректору СибГМУ Вячеславу Новицкому, авторство - хорошо известным в нашем городе скульпторам - отцу и сыну, Николаю и Антону Гнедых. Идея была неоднозначна - наблюдать фрагменты тел ученых,
«выросших» из фасада, было, как минимум, непривычно.

Но за прошедшие годы к бронзовым профессорам привыкли, и теперь они - неотъемлимая часть томского «памятного» ландшафта. Кто же эти ученые?

1. Николай Васильевич Вершинин (1867-1951)

Николай Вершинин в течение 20 лет заведовал кафедрой фармакологии Томского медицинского института. А свои летние отпуска частенько использовал для работы в лучших лабораториях и клиниках Берлина, Вены, Мюнхена, Парижа, Женевы, Лозанны и Гейдельберга. Выписывал из-за границы новейшую аппаратуру и инструменты, руководства и пособия. Западные фирмы, считаясь с авторитетом томского ученого, охотно снабжали кафедру фармакологии Томского университета образцами лекарственных препаратов и литературой. Наиболее ценные из препаратов после предварительного обследования Вершинин демонстрировал на лекциях и вносил в руководство по фармакологии.

Вершинин выступил инициатором комплексного изучения лекарственных растений Сибири и создания на их основе разнообразных лечебных препаратов. Именно его называют основателем сибирской школы фармакологов. Под редакцией Николая Васильевича было выпущено 5 сборников трудов по лекарственным растениям. С его именем связаны и первые шаги курортологии в Сибири.

2. Иннокентий Васильевич Торопцев (1907-1985)

Будучи студентом 4-го курса Томского университета, Иннокентий Торопцев начал интересоваться вопросами патологической анатомии, и во внеурочное время активно приобщался к практической работе патологоанатома.

В период его ректорства - с 1958 по 1974 годы - были открыты Центральная научно-исследовательская лаборатория, межвузовская бетатронная и магнитобиологическая лаборатории, построен биологический корпус и студенческие общежития.

Торопцев владел безукоризненной техникой патологоанатомических вскрытий, врачи-клиницисты высоко ценили его заключения как по текущим вскрытиям, так и на клинико-анатомических конференциях, проводимых в ТМИ с 1937 года. Около 40 лет Торопцев возглавлял Томское областное патологоанатомическое общество.

3. Даниил Исаакович Гольдберг (1906-1973)

Свою жизнь Даннил Гольдберг посвятил изучению патологической физиологии. В 1938 году он стал заведующим кафедрой паталогической физиологии. Под его руководством велась экспериментальная и клиническая разработка метода стимуляции заживления ран и язв с помощью специальной мази, которую ппоследствии назовут «мазью Гольдберга».

Уже с конца 1941 года она широко применялась при лечении огнестрельных ран, при ожогах, отморожениях, язвах. Она использовалась в хирургии, стоматологии, педиатрии, дерматологии, ветеринарии. Производство мази было организовано на базе мясокомбинатов и фармзаводов.

Позднее, в середине 50-х годов Даниил Гольдберг выступил одним из инициаторов развития в Томском меде нового направления – изучения биологического действия радиации высокоэнергетических источников ионизирующих излучений. Начатые на кафедре патофизиологии исследования в области радиационной гематологии были продолжены в Центральной научно-исследовательской лаборатории СибГМУ под руководством и при непосредственном участии Евгения Гольдберга – сына почитаемого патофизиолога.

4. Евгений Данилович Гольдберг (1933-2008)

Евгений Гольдберг родился в Томске в семье врачей. Его учителями были отец - Даниил Гольдберг, и Иннокентий Торопцев, а областью научных интересов -  патофизиология системы крови, фармакология и радиобиология.

Евгений Гольдберг опубликовал более 700 научных работ, в том числе 38 монографий, атласы, руководства и справочники. На его счету 62 изобретения, защищенных авторскими свидетельствами и патентами РФ. Он является соавтором 12 лекарственных препаратов, выпускаемых фармацевтической промышленностью. Им создана собственная школа патофизиологов и фармакологов, подготовлен большой отряд ученых, в том числе 40 докторов и 98 кандидатов наук, большинство из них работают в Томске, Омске, Красноярске, Иркутске, на Украине и в Казахстане.

Именно Евгений Гольдберг создал первую за Уралом Центральную научно-исследовательскую лабораторию (ЦНИЛ). В 1984 году был организован научно-исследовательский институт фармакологии ТНЦ СО РАМН, руководил которым Гольдберг почти 20 лет.

5. Алексей Александрович Кулябко (1866-1930)

Алексей Кулябко был человеком на редкость эрудированным: свободно владел пятью языками, немного хуже знал пять других и разбирался еще в семи языках, помимо всего прочего, обладал обширными познаниями в различных областях науки. В результате многочисленных экспериментов Кулябко пришел к выводу, что остановка сердца вовсе не означает его окончательной гибели, а отдельные органы человека даже после этого не погибают, их функции можно восстановить. И 3 августа 1902 года он впервые в мире «оживил» сердце ребенка спустя 20 часов после смерти, наступившей от воспаления легких. Этот опыт принес Алексею Кулябко всеобщую известность.

Алексеем Кулябко была выполнена серия удачных экспериментов по восстановлению жизненных функций головного мозга в отрезанных головах костистых рыб при помощи системы искусственной циркуляции жидкости Локка. Кулябко удалось добиться успешного восстановления деятельности сердца животного через 5-7 суток после смерти при условии сохранения его в охлажденном состоянии. В 1907 году Кулябко демонстрировал на заседании Берлинского физиологического общества опыты по оживлению головы осетра.

Еще в начале века 20-го Кулябко начал изучать влияние нефти и ее производных на организм человека и разработал мероприятия по борьбе с их отравляющим действием. Вместе с Иваном Романовичем Тархановым Кулябко был основоположником российской радиобиологии. Многие его статьи посвящены токсикологии, истории медицины.

Всего Кулябко опубликовал свыше 50 работ, получивших широкую известность в России и за рубежом. Будучи в Томске, Кулябко читал «лекции для всех» в помещении бесплатной народной библиотеки, в Народном университете им. П.И. Макушина. На его лекциях зал всегда был до отказа заполнен слушателями.

6. Александр Станиславович Догель (1852-1922)

Высшее медицинское образование Александр Догель получил в Казанском университете. Возможно, на выбор жизненной стези будущего ученого повлиял его дядя - Иван Михайлович Догель - известный фармаколог, ординарный профессор этого же университета.

В 1888 году Догель был назначен экстраординарным профессором по кафедре гистологии и эмбриологии Императорского Томского университета и приехал в Томск. За все время пребывания в сибирском городе он создал большую коллекцию гистологических препаратов и рисунков по всем разделам общего и частного курсов гистологии. Эту коллекцию Догель демонстрировал самому цесаревичу Николаю Александровичу - будущему «последнему императору», когда тот посещал Томский университет.

Алексей Догель – один из основоположников нейрогистологии, его труды в этой области признаны фундаментальными. По отзывам современников, обладал исключительной работоспособностью: ежедневно, без выходных и без праздников, работал за микроскопом. На кафедре гистологии и эмбриологии СибГМУ создан музей, в котором хранятся препараты, рисунки, микроскоп, гистологический стол и другая мебель, инструментарий, микротом основателя кафедры. 

7. Михаил Георгиевич Курлов (1859-1932)

Михаил Курлов был первым выборным ректором Томского университета и необычайно много сделал для его развития.

Так, при Курлове заметно расширилась терапевтическая факультетская клиника: в 1909 году из деревянного барака ее «перевели» в каменное двухэтажное здание. По инициативе того же Курлова и профессора Александра Коркунова был приобретен рентгеновский аппарат - вскоре после сообщения об открытии рентгеновских лучей. В результате, при госпитальной терапевтической клинике была открыта одна из первых в России рентгеновских лабораторий. В 1904-1906 годах был построен Бактериологический институт, в 1904-1907 годах – анатомический институт. Кроме того, были выстроены службы при факультетских клиниках - в частности, механическая прачечная.

Михаил Курлов был одним из инициаторов учреждения и открытия в Томске Бальнеофизиотерапевтического института (ныне НИИ курортологии и физиотерапии). Будучи блестящим клиницистом, изучал инфекционные болезни. Вместе с учениками исследовал распространенность туберкулеза в Томске, методы его диагностики и лечения.

При Курлове пополнялась университетская библиотека, приобреталось новое оборудование для кафедр и кабинетов, активно велись научные исследования, расширялись международные связи университета. Сам Курлов получил мировую известность, благодаря открытию в моноцитах морской свинки особых телец, названных в его честь «тельцами Курлова». Не раз он получал приглашения на работу в университеты европейской части России, но всю жизнь оставался патриотом Сибири.

8. Сергей Петрович Карпов (1903-1976)

Смерть отца от сыпного тифа и младшего брата Владимира от осложнений гриппа укрепили Сергея Карпова в выборе специальности врача. И в 1922 году он поступил на медицинский факультет ТГУ.

Он внедрил в производство комбинированную вакцину против дифтерии, брюшного тифа и паратифов для детей. Разработал меры специфической профилактики полиомиелита, дифтерии, коклюша и столбняка. В итоге заболеваемость дифтерией, коклюшем и корью в Томске в 50-60-е годы прошлого века снизилась - причем значительно.

Под руководством Карпова совершенствовалась технология производства специфического иммуноглобулина, гетерологической сыворотки и вакцины против клещевого энцефалита. Карпов создал музей демонстрационных препаратов, который работает и в настоящее время. Он также создал школу сибирских микробиологов, эпидемиологов, вирусологов и иммунологов, став одним из самых известных русских микробиологов.

9. Викентий Викентьевич Пекарский (1937-1994)

Один из самых известных томских кардиохирургов, Викентий Пекарский был родом из поселка Самусь. Уже на третьем курсе меда, куда он поступил после окончания Самусьской средней школы, Пекарский начал заниматься в научном студенческом кружке на кафедре общей хирургии. После окончания института с 1960 года он работал торакальным хирургом и анестезиологом торакального отделения Томского городского противотуберкулезного диспансера.

Викентий Пекарский принимал активное участие в создании Томского НИИ кардиологии, а отделение сердечно-сосудистой хирургии и нарушения ритма обязаны своим существованием только ему. Фактически Пекарский стал основателем торакальной и сердечно-сосудистой хирургии в Томске. Он впервые в Томске начал проводить операции на сердце, а также вести исследования в области электрической стимуляции сердца, став ведущим специалистом в этой области не только в СССР, но и за рубежом.

Благодаря его исследованиям в  Томске впервые в стране был экспериментально обоснован и внедрен в клиническую практику метод энергетической кардиоверсии-дефибрилляции. 

Блестящий оратор, Пекарский много выступал и преподавал - с марта 1964 года и до последних своих дней работал в клинике и на кафедре общей хирургии ТМИ, с 1974 года в течение 20 лет заведовал этой кафедрой.

 10. Дмитрий Дмитриевич Яблоков (1896-1993)

Круг научных интересов Дмитрия Яблокова был чрезвычайно широк. Он занимался исследованиями проблем фтизиатрии, пульмонологии, профессиональных заболеваний, краевой патологии, гематологии, клинической фармакологии, курортологии. Впервые в Сибири применил лечебный пневмоторакс.

Благодаря инициативе Дмитрия Яблокова в Томске были внедрены биохимические, иммунологические, радиоизотопные методы исследования. Многие поколения томичей помнят доктора Яблокова, на коленях осматривающего тяжелобольного человека или спешившего по улицам города в любую погоду к больному.

Кроме того, Яблоков долгие годы был консультантом и научным руководителем известных сибирских курортов - «Боровое», «Озеро Карачи», «Озеро Шира», «Чемал», «Лебяжье», разработав в итоге принципы комплексного лечения больных туберкулезом на курортах Сибири.

Он является продолжателем сибирской научной школы терапевтов, основоположником которой был его учитель Михаил Курлов. Яблоков создал свою широко известную в стране школу терапевтов, девизом которой можно считать часто повторяемые им слова: «Интересы больного превыше всего».

11. Эраст Гаврилович Салищев (1851-1901)

Выходец из купеческой семьи, хирург высочайшего класса, Салищев сочетал педагогическую деятельность с гиперактивной работой в томских клиниках. Судите сами: он работал в госпитальной хирургической клинике, оперировал в железнодорожной, двух родильных и двух тюремных больницах. В последних, по его настоянию, администрация тюрем вынуждена была согласиться на снятие кандалов с арестантов в период хирургического лечения.

В молодости Салищев успел побывать в роли военного врача в ходе русско-турецкой войны, земского врача в Казанской губернии, а в 1890 г. направился в Томск - занять кафедру оперативной хирургии Императорского Томского университета, куда он был назначен экстраординарным профессором. 

Вершины своей хирургической славы Салищев достиг в 1898 году, когда в Томске впервые в мире с благоприятным исходом, без осложнений провел операцию ампутации нижней конечности с половиной таза по поводу далеко зашедшей саркомы. Кроме того, Салищев является автором операции по удалению плечевого пояса с верхней конечностью (5-я операция в России).

Будучи горячим сторонником антисептики и асептики, Салищев, однако, не уберег себя от инфицирования во время гнойной операции, поранив себе палец. Начавшийся местный процесс развился в общее септическое состояние, осложнившееся тромбозом вен ноги. По словам его сына, он сам себе поставил диагноз. Последними его словами были: «Не вскрывать – умираю от эмболии легких». Умер Салищев на собственной даче. Вдова хирурга пожертвовала библиотеку мужа Томскому университету.

ПАМЯТНИКИ И БАРЕЛЬЕФЫ

На горельефах перечень памятных объектов, окружающих клинический корпус СибГМУ не заканчивается. На стене, обращенной к пр. Ленину установлена памятная доска микробиологу и эпидемиологу Владимиру Тимакову, который с 1924 по 1934 году учился и работал в Томском университете.

Рядом со входом в главный корпус стоит памятник сотрудникам и студентам - участникам Великой Отечественной войны. Появился он в канун празднования 45-летней годовщины Победы - 7 мая 1990 года. Авторами скульптурной композиции стали группа московских скульпторов и томский архитектор В.Косоногов.

Неподалеку – памятный барельеф, на котором высечены слова «Институт направил на фронт более 300 сотрудников и подготовил 1886 врачей… Обеспечил лечение свыше 100 тысяч раненых…»

Позднее на здании были установлены еще две памятные доски - выдающемуся хирургу Николаю Бурденко, который учился в томском университете на рубеже 19-20 веков и доска о размещении в здании в годы войны эвакогоспиталя. А по обе стороны от входа в главный корпус два барельефа с изображением герба Сибирского государственного медицинского университета - похожие на памятные монеты, покрытые благородной патиной.

А 1 июня 2005 г. возле здания клиник появилась самая одиозная - и широко известная в России скульптура «Беременная», установленная к 115-летию создания первой в азиатской части России родовспомогательной лечебницы (сегодня - акушерские клиники СГМУ). Памятник - тело матери из металлического каркаса, сквозь который виден ее будущий ребенок. Создатель авангардного бронзового монумента - все тот же скульптор, автор горельефов Николай Гнедых.

Правда, голым каркасом «Беременная» побыла недолго - в результате стихийно возникшей традиции, сегодня скульптуру покрывают сотни разноцветных ленточек, завязанных желающими благополучно забеременеть и родить ребенка.

ЗДАНИЕ

Клинический корпус первого в Сибири медицинского университета был построен по проекту небезызвестного Томску архитектора Павла Нарановича. В 1878 году в возрасте 25 лет Наранович заканчил Строительное училище Санкт-Петербурга, перешел на государственную службу, а через три года именно его, подающего большие надежды молодого архитектора, отправили в Томск заниматься строительством первого в Сибири высшего учебного заведения.

Павел Петрович Наранович (1853-1894)

Проект Клинического корпуса Императорского Томского университета был готов в 1883 году, но строительство началось лишь через шесть лет; еще через три года корпус в форме буквы «Г» был готов.

Здание с подвалом и башней, где предназначалось разместить шесть клиник, выстроилось на пересечении улиц Садовой (ныне – проспект Ленина) и Московского тракта. Главный вход в клиники был обращен к пл. Революции (ныне – пл. Новособорная), а дворовый фасад выходил в Университетскую рощу. Архитектурное решение было выполнено в «эклектике с классической стилизацией, характерной для творчества Нарановича», говорят специалисты.

 

Год от года здание прирастало новыми постройками. Так, В 1903 году с запада было пристроено здание амбулаторной лечебницы, автором проекта выступил также значимый для Томска архитектор с запоминающимся именем – Фортунат Гут (ему же принадлежит авторство проектов зданий Бактериологического института и Педагогического университета). Через шесть лет и уже с южной стороны появилось еще одно каменное двухэтажное здание.

Еще до революции 1917-го года в клиниках затеяли капитальный ремонт: все деревянные постройки заменили на каменные, к уже существующему операционному залу пристроили новый. Немного позднее еще один известный томский архитектор Андрей Крячков (Научная библиотека ТГУ, бумажная фабрика Горохова) добавил к комплексу трехэтажное с подвалом здание клиники глазных и нервных детских заболеваний. Авторство проекта, кстати, принадлежало вышеназванному Гуту.

Здание факультетских клиник представляет собой прекрасный пример комплексного решения учебно-лечебного заведения, отмечают специалисты. Но для обычных прохожих основной его приметой остается рекордное количество бронзовых томских медиков - собрание, которое может быть пополнено, благо, место на фасаде еще найдется.

Текст: Анна Жидкая

Фото: Евгения Швецова

Тэги/темы: