18+
18+
Люди, Учитель, фенолог, колумнист. Валентин Рудский: о себе, фенологии и компьютерах Учитель, фенолог, колумнист. Валентин Рудский: о себе, фенологии и компьютерах

Учитель, фенолог, колумнист. Валентин Рудский: о себе, фенологии и компьютерах

Почти три года назад, 5 декабря 2009 года, в колонках «Томского Обзора» была опубликована первая погодная заметка. С тех пор погодные, точнее, фенологические заметки выходят с завидной регулярностью, сейчас их уже 93. Их автор - Валентин Григорьевич Рудский - томский учитель, председатель Областной фенологической комиссии. Человек, которым восхищается вся наша редакция.

УЧИТЕЛЬ

- Я окончил два факультета Томского педагогического института, географический и биолого-химический. И поэтому все, что я делал, я делал как учитель. Всю жизнь работал в школах, преподавал биологию, географию, в последние годы даже экологию. Преподавал в Институте повышения квалификации и переподготовки работников образования. Вел, конечно и внеклассную работу. Писал книги, учебные тетради, пособия. 


А почему выбрали географию и биологию, а не математику или литературу, например?

- Так просто и не объяснишь, причин много. Во-первых, случайность. Я никогда не думал, что буду педагогом, тем более в школе. Я немножко рисовал, и мне казалось, что мое призвание - искусство; даже готовился поступать в институт, где учат рисовать. Но - война... Она все перепутала. Я ушел на войну из 10-го класса и вернулся только в 1947 году. Сам я  родом из  Парабели. Там родился, а жил, учился и работал многие годы в Каргаске. Раннее детство, и самое счастливое, прошло в Среднем Васюгане, так что я родом и оттуда.

Воевал в Европе: Румыния, Венгрия, Словакия, Болгария... Я 1926-го года рождения, а это последний год, который воевал. Мне было 17 лет, когда я ушел на войну. И поэтому, когда она кончилась, мы были последними, которым еще «трубить да трубить».

Когда вернулся с войны, сразу пошел к своему классному руководителю, который тогда работал заведующим РАЙОНО. А он за ручку меня взял, подвел к классу, затолкал туда и дверь закрыл. Смотрю - маленькие сидят, смотрят на меня.  А я в форме пришел, им интересно. Подходят ко мне: «А вы кто?». А я им: «А вы кто?». А они мне: «Мы первый класс». Потом слышу - за дверью какой-то разговор идет, целая толпа учителей собралась и мой руководитель говорит: «Вот наш новый учитель». У меня глаза раскрылись от удивления - какой же я учитель? А он: «Все, оформляйте его, я все подпишу».

И стали учителем?

- И стал учителем. А как учить, чему учить? Я сначала и не знал, что делать с ними, с маленькими. А они ходят за мной: «А это что? А это что?». Подумал и говорю: «Пойдем ребята на природу».

Первого марта пришел, а третьего уже стал учителем. Доучил до 31 мая, а потом поехал поступать в педагогический в Томске. А там только рады - мужчина пришел, да еще фронтовик! И поступил учиться на географию.

А вторая причина - мой отец окончил Варшавский университет по естествознанию. И здесь, в Томской области, его сделали начальником метеостанции. Мое детство прошло на метеостанции. Я знаю, что такое фенология, я знаю, что такое метеорология, я знаю приборы. Так что можно сказать, что я родился географом, родился метеорологом. Поэтому выбора у меня не было.

А сейчас не преподаете?

- Я организатор фенологических наблюдений в Томской области, занятий хватает, и в этом есть место и для «преподавания». Если сюда добавить выступления на радио и вообще в СМИ, то, пожалуй, и хватит на самом деле для пенсионера.
     
ФЕНОЛОГ

- Своим ученикам в старших классах я всегда говорил: ребята, краеведение, знание своей местности - это нужно всем людям, не только учителям. Погодный календарь, народный фольклор, народные приметы, народные наблюдения - все это создавалось веками, как теперь отринуть это, как выбросить? Многие не понимают важности всего этого, не задумываются над этим. В Японии за цветением сакуры две тысячи лет наблюдают, из года в год записывают. Зачем? Традиция. Многое есть в людях, в народах,  чему мы можем завидовать и воспринять.

Этому же я учил и своего сына. Он стал доктором географических наук, преподает в университетах России, Белоруссии, Германии. Моя ученица защитила диссертацию, сейчас работает в районной администрации, кандидат биологических наук.

И таких людей, которые унаследовали это дело краеведения, сотни. У меня есть книга, где все они записаны - почти 9 тысяч. Это и учителя, и работники метеостанций, и лесники, просто краеведы, пенсионеры. Все они восприняли эту идею краеведения. Это не только Томская область, но и соседние,  Новосибирская, например.

Сложились целые династии таких наблюдателей. И они совсем по-другому смотрят на то, что их окружает: ведь есть разница - или неграмотный смотрит на желтую липу, или тот, кто наблюдал за ней от «нуля». Почка набухла, раскрылась, все зацвело, пожелтело, рассеялись семена, и так далее, и так каждый год... Наблюдения природы, в том числе фенологические наблюдения особенно важны для детей для воспитания любознательности, воспитания любви к своему краю, к своей родине. Важна познавательная сущность наблюдений природы, важно привитие навыков, умений и знаний исследовательской деятельности.

Фенологические наблюдения всегда, ещё с времен Дмитрия Никифоровича Кайгородова курировало Русское Географическое общество, финансируя издательскую деятельность на местах, организуя проведение конференций и встреч фенологических наблюдателей, оплачивая почтовые, командировочные и иные  расходы. Теперь эта сторона деятельности пригасла, и организаторы фенологических наблюдений испытывают, к сожалению, немалые трудности.

А еще какие-то увлечения у вас есть?

- Главное увлечение у меня одно – педагогика. Ведь кто такой учитель — он не просто должен уметь учить, но и сам уметь делать многое. Вот я, например, умею вести дневники. Приехали нынче ко мне в гости правнуки, я их вот здесь посадил, показал свои дневники, почитал из них, рассказал как их вести. И для каждого сделал именную тетрадку, где они могут записывать все, что видели.

Ну и кроме того, я умею делать чучела, сам научился. В своей родной школе, где 10 классов окончил, где работал 20 лет, сделал 50 чучел — лисица, гусь, птица, большие животные и маленькие. Кто каких животных приносил, то и делал. Была даже задумка сделать музей.

Научился и фотографировать, и детям тоже рассказываю, как нужно правильно это делать. Каждый день фотографирую.

КОЛУМНИСТ

Вы говорили, что ведете дневники, а колонки пишете на их основе?

- Конечно. Дневники я веду с 1962 года.

А как готовитесь, как выбираете, о чем вы напишете?


- Сама природа подсказывает. Вот, например, одна из последних заметок называлась «Золотая осень». Посмотрите в окно - о чем же еще писать, как не о ней?

Компьютером активно пользуетесь?

- Конечно. Я и когда преподавал, очень активно им пользовался. Географию, экологию, биологию, вообще краеведение преподавать без наглядности невозможно. И в моем кабинете я использовал такие приспособления, которые предвосхитили компьютер. Вообще в жизни всех учителей и меня, в том числе, можно выделить два периода: до того, как появился компьютер и после. Замечаю, что у многих учителей к компьютеру очень консервативное отношение, а мотивируют его тем, что ничего делать не умеют на нем, да и дорого это. Но ведь это небо и земля: если есть компьютер, у учителя сразу появляется гораздо больше вариантов того, как провести урок. Мне даже кажется, что сейчас невозможно провести урок без компьютера. Я, например, всегда чувствую радость, когда думаю о том, что у меня есть кресло, в которое я сяду перед компьютером и начну работать.

И как использовали компьютер в учебном процессе?
 
- Я, можно сказать, предвосхитил компьютер (смеется). В кабинете географии школы-интерната №3, где сейчас размещается Кадетский корпус, оборудовал систему связи с каждым учеником. На моем столе был пульт управления, у каждого ученика на парте стояли «приемники», по которым я мог с ними связываться и давать индивидуальные задания. Так же как сейчас люди общаются по электронной почте. 

Сделал в классе и экран из матового стекла, на котором при необходимости со слайдов высвечивались карты. Но ребята хотели видеть и бумажные карты, которые можно потрогать, они тоже висели в классе, сворачивались в рулон, и с помощью моторчиков вверху и внизу я могу поднять и опустить их.

Был еще один экран, где крутились таблицы по нужным предметам. Моя жена была учителем начальных классов, для нее и делал. Куда все это подевалось после закрытия интерната - я не знаю.

А к интернету как относитесь?
 
- Интернет и «Томский Обзор», в частности, дают возможность любому высказаться. Причем не  просто что-то сказать, но и сопроводить это наглядными рисунками или фотографиями. Раньше этого сделать было невозможно. А сейчас я могу рассказать о том, о чем хочется, людям и получить обратную связь в виде комментариев. Мне это нравится, и я всеми руками «за» такую деятельность. Пока человечество не смогло придумать ничего выше интернета. И я даже не знаю, будет ли у нас еще что-то такое столь же масштабное.

Текст: Анна Жидкая

Фото: Анна Афанасьева

Тэги/темы: