18+
18+

Изоляция труб холодной воды от конденсата

Трубы и фитинги

texizol.com.ua

реклама
Слова, Как увидеть красоту Сибири. Фотохудожник Михаил Вершинин о любви к родному краю и фотографии Как увидеть красоту Сибири. Фотохудожник Михаил Вершинин о любви к родному краю и фотографии

Как увидеть красоту Сибири. Фотохудожник Михаил Вершинин о любви к родному краю и фотографии

На его снимках – такие пейзажи, что можно заново открывать для себя Сибирь, поражаться ее красоте и влюбляться в ее природу. Красноярский фотохудожник Михаил Вершинин  занимается фотографией с самого детства, со времен студенчества увлекается скалолазанием, а в настоящее время является внештатным фотографом журнала «National Geographic Россия».

О своей любви к пейзажам родного края, основах съемки природы, мастер-классах для начинающих фотографов и путешествии на плато Путорана Михаил рассказал «Томскому Обзору».

 

- Как вы осваивали азы фотографии?

- Первые навыки я получил, когда учился в 4-м классе сельской школы. Наша семья жила в Солтонском районе Алтайского края – довольно далеко от краевого центра. Отец подарил мне фотоаппарат, самый простой, какой тогда возможно было достать - «Смена». Осваивал свой первый фотоаппарат сам, методом «тыка». Что-то подсказывал старший брат, проявлять пленку и печатать снимки я научился в школе. А когда поступил в аграрный институт, захотелось более основательно изучить фотодело. Записался в соответствующий кружок, а кроме того - в секцию альпинизма и скалолазания. Занятия совпадали по времени, пришлось выбирать что-то одно. Я такой – если выбрал какое-то  дело, ухожу в него «с головой», мне необходимо постичь его в совершенстве, добиться результата. И я предпочел альпинизм, скалолазание - очень уж меня увлекло.

«Шерегешская акварель»

«Под небосводом Заполярья»

Сейчас я понимаю, что это был правильный выбор. Живя в Красноярске, 15 лет активно занимался спортом, стал мастером спорта по скалолазанию, семикратным чемпионом СССР, многократным чемпионом России по спортивному скалолазанию. На протяжении нескольких лет в составе сборной команды страны успешно выступал на международных соревнованиях. Одним словом – мир посмотрел! Когда закончил выступать, у меня, как говорится, не было «ни кола, ни двора». Надо было обустраиваться: открыл мелкий бизнес, сосредоточился на делах. И только позже, чуть более 10 лет назад, у меня появилось время для того, чтобы вернуться к любимому с раннего детства занятию - фотографии.

- Был какой-то случай, подтолкнувший вас к этому?

- Возле Красноярска, как известно, находится знаменитый заповедник «Столбы». Однажды мы с друзьями отмечали там День рождения Избы, и к нам пришел столбист с избы «Беркутянка» Вильям Соколенко, подарил  фотографию своей избы в вечернем свете. С этого все для меня и началось. Мы познакомились, я спросил, можно ли мне у него поучиться. Ему в тот момент было 69 лет, а мне около 43. Какое-то время мы с ним вместе ходили, снимали пейзажи. Потом он посоветовал мне окончить фотошколу. Я так и сделал, а после учебы уже стал заниматься фотографией самостоятельно.

«Новогодняя сказка»

- Насколько на выбор пейзажного направления фотографии повлиял альпинизм?

- Безусловно, связь есть. Когда я занимался скалолазанием, альпинизмом, то мы же не просто лазали на скалах, совершали восхождения на вершины. Мы посещали удивительные, интересные места. Хотелось как-то передать ту красоту, которую я видел. В годы спортивной карьеры это желание осталось нереализованным. Оно копилось, копилось и в итоге выразилось в увлечении пейзажной фотографией.

«Красноярские Столбы»

- Можно ли выделить яркое впечатление от природы, которое сказалось на любви к ней?

- Одного яркого впечатления не было, хотелось снимать всё подряд и сразу. Когда учился в фотошколе, снимал все, что видел вокруг, не мог определиться, какое направление мне ближе. Уже потом проанализировал свои работы и решил - надо снимать то, что мне близко, тогда и получается лучше.

«В горной тишине»

- За что вы любите сибирские пейзажи?

- Когда занимался спортом, много путешествовал по стране, и за рубежом, выступал на соревнованиях. Как-то посчитал, что только в 1989 году у меня было 53 авиарейса! Дома в Красноярске провел только три месяца, остальное время был в разъездах. Впечатлений набрался – выше крыши! Невольно начал сравнивать все виденные ландшафты с нашими, сибирскими. Красноярск расположен очень удачно: шесть часов - и я в Западных Саянах, в заповеднике Ергаки. Всего несколько часов пути до Байкала. Сутки - и можно добраться до Горного Алтая. Мало какой другой регион может похвастаться таким богатством интересных мест, и чтобы все было так близко! Меня в первую очередь привлекают формы, выразительные ландшафты, такие, к примеру, как горы. Считаю, что для повышения мастерства надо работать на разных рельефах. Если замкнуться на одной теме, то многие нюансы, детали останутся незамеченными.

«Волшебный огонь»

«Огненная река. Камчатка»

- В чем, на ваш взгляд, главная специфика фотографа-пейзажиста? Без каких черт характера или умений лучше даже не пытаться интересоваться этим направлением?

- Самое важное – это, конечно, любовь к созерцанию, к природе. Причем я бы сказал именно о созерцании в одиночестве, когда ты только смотришь и ни на что не отвлекаешься.

«Осенние краски осени»

- Работать фотографу-пейзажисту лучше одному?

- Однозначно. Ведь и художники-живописцы, которые пишут за мольбертом, тоже не ходят толпой (исключение - студенты). Чтобы создать пейзаж, мало просто придти в определенное место в удачное время и сделать кадр. Так не бывает. Многое зависит от того, удалось ли найти правильную точку для съемки. Иногда в сантиметрах ее высчитываешь, как лучше снять, чтобы все гармонично смотрелось.

«Утро седого тумана»

- Продумываете ли вы мысленно кадр или спонтанно стремитесь запечатлеть то, что видите?

- Продумывать кадры можно в том случае, когда я уже изучил местность и ее ландшафт. В незнакомом месте я изучаю формы перед утренней или вечерней съемкой, смотрю, откуда будет восход или закат. Мысленно выстраиваю композицию, нахожу точку и жду в «режимное время», которое я сам для себя определил - 40 минут до и после захода солнца. У себя, на красноярских Столбах или в Ергаках, пейзаж знаю наизусть и понимаю, в какое время туда лучше всего приходить. Хотя даже если снимать с одной и той же точки, то кадры получаются разными. Невозможно войти в одну реку дважды. Кстати, если несколько фотографов работают над одним и тем же сюжетом, у них получаются непохожие кадры, даже если они снимают с одной точки. Композиция у каждого своя, и акценты все делают по-своему.

«Панно таежной красоты»

- Любите ли вы живопись, удавалось ли когда-то найти вдохновение в работах художников?

- Еще до серьезного увлечения фотографией я часто бывал в Москве. Когда появлялось свободное время, стремился в Третьяковскую галерею, подолгу бродил по ее залам, наслаждался работами великих русских художников Левитана, Саврасова, Куинджи. Самое яркое впечатление произвели картины Айвазовского и Шишкина. Запомнились работы Николая Рериха - этот художник для меня легенда, насколько он был погружен в творчество и передавал краски природы, которые многие из нас не видят.

Когда снимаю пейзажи в удачное время, на фотографиях появляются те самые «рериховские» краски. Показываешь работы людям, а они удивляются: где такие краски? Неужели такая красота возможна в природе?

«Встречая рассвет. Ергаки»

«Утро для художника»

- В чем особенность ваших мастер-классов? 

- В середине июня мы по традиции отправляемся в заповедник Ергаки. На мастер-классах пытаюсь привить будущим фотографам-пейзажистам практические навыки. Считаю, для этого необходимо долгое пребывание на природе. Наш мастер-класс длится неделю, занятия предполагают полное погружение. Как только мы садимся в машины и отправляемся в путь, прошу всех выключить телефоны. Они отвлекают, сбивают настрой.

«Снежные фантазии»

- Какие сложности и ошибки чаще всего бывают у начинающих пейзажистов, какие вопросы они задают вам чаще всего?

- Отдельных вопросов, как правило, не возникает. Мы рассматриваем весь процесс съёмок, как говорится, по ходу жизни. Я помогаю ученикам «увидеть» будущий кадр, показываю, рассказываю, объясняю, демонстрирую. Они снимают то же самое, затем печатают фотографии в профессиональной лаборатории. Потом обсуждаем, что же у нас получилось.  Сначала новички не понимают весь цикл. Когда снимок сделан – его нужно обработать. Раньше была пленка, негатив, а теперь у профессиональных фотографов «сырой» формат RAW. Но это еще не фотография, его невозможно открыть, пока не обработаешь в определенной программе. Это похоже на проявление пленки, здесь многое зависит от автора, от того, насколько хорошо запомнил цвета при съемке, правильно ли настроен по цветам монитор его компьютера. Многие приносят мне уже напечатанные готовые работы, и не очень довольны ими. Мы начинаем разбирать, когда была совершена ошибка – при съемке, при обработке, или в печати, где могли задать не те настройки или использовать не подходящую к аппаратуре фотобумагу. Новички всех этих тонкостей еще не понимают, не знают, что надо контролировать весь процесс рождения фотографии, от съемки до печати. Моя задача – научить их, объяснить все процессы современной фотографии, ответить на любые вопросы.

- Насколько уровень пейзажных снимков зависит от аппаратуры?

- Смотря какая задача стоит перед фотографом, какой формат в итоге нужен. Если речь идет о выставочным образце размером 60 на 90 см, то велико значение, какая камера, оптика, какое у фотографии разрешение. Иначе просто пропадают многие мелкие детали. Вообще для пейзажа, как я считаю, нужно использовать как минимум полупрофессиональные камеры, их будет достаточно.

 

«Цветенья срок»

- Можете ли вы сейчас просто наслаждаться природой и не думать про фотографию, или всегда хочется запечатлеть увиденное?

- Когда тебя переполняют эмоции, восхищение, то зачастую не удается передать того, что происходит. Отвлекаешься, не можешь сосредоточиться на построении кадра, технических вопросах, настройках камеры. Я пришел к выводу, что когда происходит уникальное явление, которое длится только минуты, секунды, то надо стараться подавить свои эмоции и хладнокровно работать. Можно сравнить фотографа с охотником, которому нельзя любоваться на дичь. В то же время, обидно: часто увлекаешься съемкой, а потом раздосадовано думаешь «Что произошло-то?! Концерт окончен, а я только смотрел в объектив, менял настройки и сам ничего не увидел». В последнее время научился переключаться. Когда понимаю, что уже сделал снимок, могу расслабиться и наслаждаюсь тем, что происходит в природе. А затем возвращаюсь к съемкам.

«Уходящий лед Байкала»

- В одном из интервью вы рассказывали, что собираетесь провести съемки на северном плато Путорана. Что с этим проектом?

- Я пробыл там больше месяца в марте-апреле прошлого года. Снимал ледопады, северное сияние. Меня очень увлекла и эта тема, и само место. Плато Путорана занимает такую же площадь, как Великобритания! Но многие даже достаточно образованные люди в Красноярске не знают об его существовании. Я хотел запечатлеть уникальную природу Севера, но столкнулся с проблемой: плато - очень труднодоступный район. Чтобы там побывать, нужны большие финансовые затраты. Только чтобы туда улететь, например, в самое сердце плато Путорана, необходим миллион рублей. Без поддержки такой проект не осуществить. Я побывал на плато Путорана в составе экспедиции сотрудников МЧС. Они проводили учения в условиях Севера и Арктики, ну а я занимался своим делом - фотографией.

«На краю ледопада»

«Сын седых вершин»

- Как удалось связаться с МЧС?

- Незадолго до этого мне пришло письмо из редакции журнала National Geographic Россия с просьбой об авторском согласовании нескольких моих фотографий для  Сергея Шойгу. Фотографии мы согласовали, а через три месяца я узнал, что экспедиция МЧС собирается на плато Путорана. Позвонил нашему начальнику, попросился с ними, он сразу ответил, что руководство не возражает.

«Горный хрусталь Путорана»

 - Без государственной поддержки многие уникальные российские пейзажи не запечатлеть?

- Да, одному фанатику это бывает не под силу. Пока не будет понимания на государственном уровне, мы так и будем снимать только то, что можем, куда своими ногами дойдём. Если бы государство больше внимания уделяло созданию инфраструктуры, вкладывало средства в строительство дорог, авиаперевозки, электрификации в красивые и интересные места России! Не говоря уж о том, что если передать красоту России на фото или видео, то удастся привлечь туристов, тем самым будет решаться вопрос трудоустройства  местного населения в таких местах. Но эти возможности пока мало кто использует. Принято считать, что хорошо и красиво за границей, отдыхать россияне стремятся в Таиланд или на курорты Турции, Египта. Нашу природу почему-то не воспринимают как уникальную. Я этого не понимаю. Обидно бывает. Все таки российская природа – это народное достояние.

«На склонах «Марса». Горный Алтай»

«Сибирская «Сахара» Забайкальский край»

«Автопортрет с Камчатки»

 

Текст: Мария Симонова

Фото: работы Михаила Вершинина

Тэги/темы: