18+
18+
Люди, Вадим Мизеров: художник из Томска европейского масштаба Вадим Мизеров: художник из Томска европейского масштаба

Вадим Мизеров: художник из Томска европейского масштаба

В историю Томска вписано немало имен талантливых художников. Но даже среди них имя Вадима Мизерова звучит по-особенному. «Томский Чистяков», маэстро чистой акварели, недосягаемая вершина для настоящих и будущих художников, талантливый и чуткий педагог воспитавший целую плеяду звездных учеников…

Вклад Вадима Мизерова в художественную жизнь Томска был огромным.

 

Художник

 

Родился Вадим Матвеевич Мизеров 16 мая 1889 года в семье известного доктора медицины из Красноуфимска. Матвей Иванович Мизеров был одним из организаторов земской медицины, руководил земским медицинским советом, создал стипендиальный фонд для подготовки фельдшеров из марийцев. Он организовал и возглавил земскую больницу, которая в свое время являлась одной из лучших на Урале и проработала почти столетие с 1886 по 1976 год. Сейчас эта больница преобразована в музей. Матвею Ивановичу Мизерову присвоено звание почетным гражданином Красноуфимска, и его имя носит одна из центральных улиц этого города.

На фото — Матвей Мизеров и здание Красноуфимской земской больницы

Но сын знаменитого врача-сподвижника выбрал другую жизненную стезю. Он поступил в Казанскую художественную школу, причем сразу на два факультета: архитектурный и живописно-педагогический, и оба успешно закончил, получив звание техника по архитектуре и учителя рисования. Тогда Мизеров и не подозревал, что судьба приведет его в Сибирь. Однако по странному, почти мистическому совпадению его дипломная работа по архитектуре была посвящена томской часовне. В те же годы талантливого студента заметил Евгений Евгеньевич Лансере — видный деятель знаменитого художественного объединения «Мир искусства». Он пригласил Мизерова для последующей работы в одном из журналов «Мир искусства», однако Первая мировая война и Революция помешали осуществлению этих планов.

В 1919 году Вадим Мизеров вместе с женой и маленьким сыном Борисом приезжает в Томск. И сразу же становится одной из самых ярких фигур города.

«Осень. Томск. Улица Равенства» (сегодня — ул. Гагарина). Томск, 1946 г. (ТОХМ)

Он активно участвует в работе секции ИЗО, которая объединила приехавших в Томск петроградских и московских художников и томских деятелей культуры. Несмотря на трудные времена, члены секции занимались активной деятельностью: создавали агитационные плакаты, организовывали обучение рисованию. Отдельным направлением в работе секции ИЗО была охрана памятников искусства и старины, в рамках которой художники зарисовывали деревянную архитектуру города и области. Вместе с другими художниками Мизеров увлеченно изучает старинные томские здания, ходит по городу с альбомом и делает жанровые зарисовки.

Кроме того Мизеров сразу включается в преподавательскую деятельность. Он ведет сразу несколько студий, принимает участие в работе добровольного общества «Друзья детей», которое организовывает обучение для бывших беспризорников. А еще вместе с другими преподавателями регулярно выезжает в окрестные деревни для проведения лекций.

На фото — Вадим Мизеров на пленэре с учениками

«Приезжаем в село, договариваемся с сельским клубом о проведении лекций. Часть из них, посвященная народному творчеству, сопровождалась художественным оформлением. Литератор М. П. Кувшинская по памяти передает фрагменты из русских сказок и повестей, а я мелком на классной доске тут же, по ходу лекции, иллюстрирую рассказанное. Дети, да и взрослые, слушали и смотрели, затаив дыхание, буквально с разинутыми ртами…», — так вспоминал художник об этих поездках.

Немного позднее Мизеров становится председателем Томского филиала художественного общества «Новая Сибирь», принимает участие в знаменитой Всесибирской выставке 1927 года, и, конечно же, во всех томских выставках. Однако художественная жизнь того времени полна противоречий. Молодое советское государство стремится воспитать новых художников — «с правильной идеологией».

«Лунная ночь». Томск, 1946 г. (ТОХМ)

Общественность и пресса постоянно упрекают живописцев за отсутствие революционных и трудовых сюжетов, бесчисленные пейзажи, «томные обывательски пошлые портреты дам во всех видах и положениях». Мизеров же далек от производственных тем, ему близки лирические сюжеты, идеалы «мирискусников». Устав от упреков, он снимает с себя официальные полномочия, покидает «Новую Сибирь». Однако филиал без него прекращает свое существование.

Но никакие противоречия не могли заставить Мизерова уйти из художественной жизни совсем. Во время Великой Отечественной войны он вместе с известными живописцами, приехавшими в Томск в эвакуацию, выпускает агитационные плакаты «Окна ТАСС» и участвует в 1942 году в выставке «За Родину». Он вступает Союз советских художников с момента его образования, участвует в выставках, получает на Всесибирской межобластной художественной выставке диплом за портрет академика Савиных. Но все же в творчестве он всегда остается верен своим идеалам.

Академик А. Г. Савиных за работой. Томск, 1947 г. (ТОХМ)

— У Мизерова в редкой гармонии соединяются поэтическое чувство, художественное видение, техническое мастерство, облагороженное «инстинктом вкуса», — рассказывает заведующая научно-исследовательским отделом Томского областного художественного музея Татьяна Микуцкая. — Акварель — это целый мир. Это возможность быть точным, возможность быть искренним, возможность продемонстрировать свой талант и свое мастерство. Работы Мизерова не только виртуозные, но и композиционно продуманные. Что увлекает в нем специалистов — это то, что все его работы академически выверены. Как умел ясно мыслить и ясно излагать, так он умел — очень разумно, системно — строить композицию своей работы. Он видел свет, он видел цвет. Удивительно, что в работах Вадима Матвеевича можно представить снежное утро, летнее утро, зимнее утро, солнечный или пасмурный день. Все эти состояния у него разные.

«Краевой музей» (красный корпус Архиерейского дома, сегодня здесь располагается Органный зал). Томск, 1946 г. (ТОКМ)

 

Учитель

 

Вклад Вадима Мизерова в образование, был, пожалуй, не меньшим, чем в искусство. С 1923 года он преподавал на кафедре архитектуры Томского технологического (после реорганизации — политехнического) института курс «Перспектива и тени», а также до конца жизни вел различные студии, где занимались и взрослые, и дети. Девяносто процентов своего времени Мизеров отдавал именно педагогической деятельности и был как прекрасным практиком, так и прекрасным теоретиком. Он написал и выпустил несколько методических пособий. Так одна из тем его исследований была посвящена «Эволюции детского творчества и творчества взрослых». Мизеров внимательно наблюдал за развитием своих учеников и анализировал их достижения.

— Не секрет, что многие учителя рисования могут преподать теорию, но при этом они плохие практики. У Мизерова это, как и все в его жизни было гармонично. Он умел и подать материал, и сам рисовал прекрасно, — говорит Татьяна Микуцкая. — Его ученики вспоминают, как он на уроках рисовал на доске. Взял обычный мел, нарисовал полено, нарисовал топор — картинки появлялись так быстро, что всем показалось, будто на их глазах возникает мультфильм.

«Портрет еврейского мальчика». Томск, 1924 г. (ТОКМ)

Мизерову удалось воспитать немало талантливых художников, ставших впоследствии знаменитыми. Главный архитектор Москвы Михаил Посохин, великий мастер пастели, академик Алексей Либеров, известные сибирские художники Геннадий Ламанов, Матвей Горбатенко, Владимир Гроховский, — вот лишь немногие имена из длинного перечня звездных учеников Мизерова. Конечно, не все его воспитанники стали впоследствии художниками, однако уроки мастера запоминались на всю жизнь всем без исключения.

Ученикам импонировала его импозантная внешность, манера говорить на равных, стремление помочь, умение увлечь рисованием. И школьники, и студенты посещали его занятия с огромным удовольствием, для многих он был почти кумиром.

«Занятия в студии для моей творческой судьбы во многом были определяющими. Это был счастливый кусок моей молодости, — вспоминал Михаил Посохин, — Художник Мизеров был для меня почти кумиром. Внешность у Мизерова была почти такой, как я представлял себе настоящего художника: крупные черты лица, удлиненные густые волосы, темная блуза в виде толстовки с большим бантом на шее и какая-то спокойная с достоинством постановка фигуры и выразительно красивой головы… Перед началом занятий акварелью он выбросил из наших палитр черную и белую краски, заявив, что этих цветов нет в природе. Мне кажется, что это обострило наше отношение к поиску цветов и способствовало работе с колоритом».

Навыки рисования, полученные на занятиях в студии, пригождались даже тем ученикам Мизерова, чья профессиональная деятельность оказалась далекой от искусства. Так, например, профессор Томского мединститута Алексей Михайлович Хлопков иллюстрировал свои работы и лекции своими собственными акварельными рисунками.

«Зона альпийских лугов», 1937 г. (ТОХМ)

 

Семьянин

 

Семья Мизеровых жила в старинном двухэтажном доме на улице Торговой (ныне Гагарина, 44). Из четырех окон просторного кабинета художника открывался прекрасный вид на усадьбу купца Асташева (позже ставшую Краеведческим музеем), на Домовую церковь и окрестные дома, и Мизеров любил писать этюды из своего окна. Он умел находить прекрасное в любом времени года, в любом времени суток, тем более, что из-за преподавания на создание собственных акварелей у художника оставалось совсем мало времени.

«Из окна». Томск, 1946 г. (ТОХМ)

— Мне довелось побывать в квартире Мизеровых в начале девяностых годов, когда еще была жива его жена Валентина Михайловна Гладкова, — вспоминает Татьяна Николаевна, — Там царила совершенно особая атмосфера старого дома томской интеллигенции. Людей не богатых, но обладающих большим вкусом. Очень солнечный кабинет, а в нем охотничьи трофеи, чучела (Мизерова был отличным охотником). Это была особенная семья. В годы войны именно в доме Мизеровых собирались эвакуированные художники и поэты. Валентина Михайловна умела создать уют, а это было очень нелегко в военные годы в голодном городе.

Умер Вадим Мизеров 24 ноября 1954 года.

«Интерьер». Томск, 1921 г. (ТОХМ)

 

Наследие

 

Вадим Мизеров прожил яркую и красивую жизнь. Однако его художническая судьба складывалась не так блистательно, как он был того достоин. Первая персональная выставка художника состоялась в 1968 году, только через четырнадцать лет после его смерти.

А новому поколению томичей творчество Мизерова было представлено в 1989 году, на большой выставке, приуроченной к столетнему юбилею художника. На эту экспозицию сотрудники Художественного музея попытались собрать все работы мастера. А когда выставка завершилась вдова художника Валентина Михайловна Гладкова передала в дар музею коллекцию из 144 работ Мизерова, а также некоторые вещи художника.

«Ворота мужского монастыря». Томск, 1946 г. (ТОКМ)

После смерти Валентина Михайловна Гладковой сотрудники Художественного музея приложили много усилий, чтобы квартира Мизеровых стала филиалом, Музеем-квартирой художника, но этого, к сожалению, не произошло.

— Вадим Мизеров — художник европейского, всероссийского уровня, но никак не местного масштаба, — уверена Татьяна Микуцкая, — И мы стараемся делать все, чтобы Мизерова узнали по всей России.

В мае следующего года со дня рождения Вадима Матвеевича Мизерова исполняется 125 лет. К этой дате музей готовит обширную программу. В серии «Жизнь замечательных томичей», которую выпускает Томская областная библиотека им. Пушкина выйдет книга о художнике. Планируется также учредить премию имени В. М. Мизерова. А еще сотрудники Художественного музея хотят познакомить с работами «маэстро акварели» его родной город Красноуфимск.

«Дом, в котором был арестован С. М. Киров». Томск, 1946 г. (ТОКМ)

 

Текст: Наталья Бабенко

Репродукции картин В. М. Мизерова и фотографии предоставлены Томским областным художественным музеем и Томским областным краеведческим музеем (фонд изобразительного искусства)

Отдельная благодарность за помощь в подготовке материала заведующей научно-исследовательским отделом Томского областного художественного музея Татьяне Микуцкой

Тэги/темы: