18+
18+

татуаж глаз стрелки

красотаспасетмир.рф

строганная доска 6000

fanera-prodaga.ru

Где купить мишек тедди. Где купить мишку тедди .

teddy-bum.com

реклама
Предприятие, 75 лет томской промышленности, 75 лет томской промышленности.От танковых подшипников до оранжереи: история ГПЗ-5 75 лет томской промышленности.От танковых подшипников до оранжереи: история ГПЗ-5

75 лет томской промышленности.
От танковых подшипников до оранжереи: история ГПЗ-5

В этом году «большой» томской промышленности исполняется 75 лет. Официальный отсчет ведется с 1941 года, когда после начала Великой Отечественной войны в Томск были эвакуированы крупные столичные предприятия. В нашем спецпроекте «Томская промышленность» рассказываем о крупнейших предприятиях региона. Часть из них — наследники перевезенных предприятий, часть — родились и росли в Сибири, но все они полны интересных людей и историй.

От ГПЗ-1 к ГПЗ-5

В 1941-м, когда началась война, из Москвы в Томск приехала комиссия — выбирать площадку под готовящийся к эвакуации столичный подшипниковый завод — ГПЗ-1.

Поначалу были предложены корпуса политехнического института в центре города, но они не подошли — не выдержали бы механической нагрузки. В конце концов, остановились на Северном военном городке — завод разместили в бывших Красных казармах.

В сентябре 1941-го в Томск начали прибывать эшелоны с оборудованием и работниками Первого государственного подшипникового завода — всего тогда приехало 140 семей. Людей сначала поселили в клубе, потом распределили по квартирам. А станки пока оставались где-то на станции: чтобы доставить их на будущую заводскую площадку, нужно было проложить железнодорожную ветку от Томска-2. Пока строили железную дорогу для тяжелых станков, малогабаритные возили на единственной старенькой автомашине, буксировали на железных листах и катках.

Наконец, 21 ноября 1941 года был собран первый подшипник. До конца года их было выпущено уже 40 тысяч, а в 1942-м — почти 2 млн штук.

«Эта весть облетела городок с быстротой молнии. Люди, свободные от смены, спешили в цехи, чтобы своими глазами взглянуть на детище рук своих. Первый подшипник внимательно рассматривали, трогали руками, смеясь от радости, проверяли, как он вращается. Люди в этот момент были похожи на детей, получивших наконец-то долгожданную игрушку» (О людях с чистой совестью: Из истории группы томских заводов / Отв. ред. А. Н. Новоселов. — М.: Пресса, 1992. — С. 24)

Рабочих рук не хватало. К станкам вставали мальчишки и девчонки 14–16 лет. Такие, как Полина Альпидовская.

Полина Васильевна Альпидовская, на заводе с 1942 года

«В первый же месяц войны мой отец ушел на фронт — лейтенантом в составе 166-й стрелковой дивизии. Домой он уже не вернулся, пропал без вести.
А мы с мамой жили в Северном городке, в „красных казармах“. В 1942 году мне было 15 лет. В летние каникулы всех детей старше 13-ти уже отправляли на работу: или в колхоз, или на завод. В колхоз меня мама не отпустила, но как раз рядом с нашим домом уже работал подшипниковый завод. Меня как дочь военнослужащего взяли в цех, где выпускали только военную продукцию — бракёром. Так раньше назывался контролер качества. Моей задачей было проверять детали для мин: чтобы никакой трещинки не было.
Подростков на заводе было много — и школьников, и учеников ремесленного училища. Помню, тем, кто работал на станках, деревянные ящики подставляли под ноги, иначе они не дотягивались.
И вот, каникулы прошли, а нас не отпускают. Весь сентябрь 1942 года я ходила и на работу, и в школу. Смена была 12 часов — с восьми до восьми. Если я работала в дневную смену, мне подруга-одноклассница приносила задания домой. А если я работала в ночь, с 8 вечера до 8 утра, то утром к 9 шла в школу. Уставала, конечно, сильно. Однажды был такой случай. В большую перемену я на парту легла и уснула. А одноклассники знали, что я работаю, и караулили около дверей, чтобы мне не мешали спать. И вот, идет в класс директор, а она у нас строгая была. Ребята и ее не пускают. Она, конечно, зашла и начала ругаться: „Спальный корпус это у нас, что ли?“ А ребятишки мне даже слова не дали сказать, заступились: „Не ругайте ее, она с ночной смены!“ Вскоре был приказ Министерства просвещения, и с 1 октября нам разрешили уйти с завода.
После школы я окончила мукомольный техникум и два года отработала по специальности на Дальнем Востоке. А потом вернулась в Томск, и опять — на подшипниковый. Там только что построили новую котельную с химической очисткой, а я все-таки с химией много дела имела. Потом работала в лаборатории инженером-химиком. 44 года на заводе, это если с 1952 года считать…»

В 1942–1943 были построены новые корпуса для кузнечного, роликового, шарикового и транспортного цехов. В Томск прибыло и пополнение. Правда, в основном тоже подростки, эвакуированные учащиеся Одесского, Винницкого и других ремесленных училищ. Они почти сразу включились в работу, одновременно заканчивая обучение.

Владимир Яковлевич Кузин, на заводе с 1942 года

«В Томск мы, ученики Одесского ремесленного училища, приехали 21 ноября. Уже морозы большие были, а у нас из одежды только шинель, ботиночки и фуражка ремесленная. Два дня после приезда хорошо покормили, а потом посадили на общий паек: щи, котлета рыбная, а на гарнир — соленая колба и два куска серого хлебушка. Если сильно хорошо отличишься на работе, диспетчер мог дать ночной талон на добавочное питание — вечером гарнир с котлеткой и еще хлебушка. Я не стеснялся, работал и брал талоны».
«В годы войны на предприятии широко развернулось движение „двухсотников“ — рабочих, ежедневно выполнявших две нормы: одну за себя, другую за товарища, ушедшего на фронт. Многие рабочие стали выполнять по три — пять норм. Были и такие, которые перекрывали 10 норм, и даже больше». (О людях с чистой совестью… — С. 26)

Всего за годы войны на Томский ГПЗ выпустил более 9,5 миллионов подшипников. В основном для нужд военной промышленности: для танков, самолетов, артиллерийских орудий. После войны стали выпускать все больше «мирных» подшипников: для сельского хозяйства, железной дороги, автомобилестроения. Вскоре оборонзаказ и вовсе был прекращен.

Постепенное расширение площадей происходило уже в 40-е годы. В 1953 году введен в эксплуатацию корпус площадью 10 тысяч квадратных метров. Это был первый производственный блок ГПЗ-5, спроектированный и построенный для производства подшипников.

Самый маленький подшипник, который выпускался на ГПЗ-5, имел 6 миллиметров в диаметре и весил 3 грамма. «Малыши» использовались в изготовлении точных приборов. Самый большой — 40 см в диаметре и весил более 40 килограммов. Он предназначался для вагоностроения.

В 1958 году было принято решение открыть в Томске производство приборных подшипников.

«Это требовало создания принципиально нового подразделения с технологией, совершенно не свойственной профилю завода. Трудность усугублялась еще и тем, что специальным оборудованием завод не мог быть обеспечен, предстояло самим сконструировать и изготовлять такое оборудование. Подходящего условия для размещения производства мелких подшипников, обеспечивающего отсутствие вибраций, пыли, постоянство температуры и влажности, завод тоже не имел. Практически все нужно было начинать с нуля, без материально-технической базы». (О людях с чистой совестью… — С. 34)

В 1959 году началось строительство корпусов филиала на улице Ивановского, а 18 января 1964 года из деталей, обработанных на филиале, собран новый приборный подшипник. В отличие от родительского предприятия, завод приборных подшипников в Томске работает до сих пор.

Заводская оранжерея обеспечивала зеленью всю заводскую территорию — здесь выращивали растения для высадки на клумбах, цветы, которые можно дарить сотрудникам на юбилеи и растения для внутренних помещений.

В 50-х годах завод получил еще один важный государственный заказ: освоить выпуск специальных подшипников для железнодорожного транспорта. В то время буксовые узлы грузовых и пассажирских вагонов работали на подшипниках скольжения, что резко снижало эффективность работы. Благодаря переходу на подшипники качения должны были повыситься грузоподъемность составов, скорость движения и уменьшиться количество остановок в пути. И эта задача вскоре была решена.

Александр Николаевич Мантуров, на заводе с 1949 года

«После окончания техникума меня направили на подшипниковый завод, в автоматно-токарный цех. В нем я проработал 50 с лишним лет до 2006 года. Сначала — помощником мастера, а примерно через полгода меня назначили сменным мастером.
В своем цехе мы практически любую работу выполнить могли. Делали подшипники для коробки скоростей КамАЗа: с латунным сепаратором, наружным диаметром 150 мм. Они должны солидные нагрузки выдерживать, машины-то сильные. Делали подшипники пятого класса точности по заказу Минобороны. Одно время даже выпускали муфты для буровых станков…
Кроме работы, мы и отдыхать умели. Когда жил в общежитии, у нас каждую субботу танцы были в красном уголке. Кто умел танцевать — ходили. У старого клуба была организована танцевальная площадка, там играл духовой оркестр. Вход платный был, но тоже ходили…»

Репетиция заводского оркестра

Условия жизни работников завода постоянно улучшались. Строились общежития и многоквартирные дома. В 80-х годах заводчане ежегодно получали по 70–80 квартир в новых домах. В микрорайоне появились волейбольная площадка и крытый рынок. Построен Дворец науки и техники (ныне — развлекательный комплекс «Шарики»). Кстати, один из двух старых подземных переходов в Томске, который на улице Пушкина, тоже появился благодаря ГПЗ-5.

Строительство женского общежития на 400 мест

На территории завода, 1970-е-1980-е

Подшипники томского производства поставлялись в 31 страну мира. На этом старом глобусе миниатюрными подшипничками и отмечали новую точку на карте:

Примерно с 1999 и по 2006 год на заводе ощущался подъем производства. Наши подшипники поставляли и в Европу, и в Америку. У людей появились деньги. В 2008 году сотрудников завода внезапно распустили в отпуска, объявив, что это временно и завод вскоре возобновит работу. В 2010 году предприятие остановилось окончательно.

Текст: Катерина Кайгородова

Фото: Владимир Дударев, альбомы завода

Тэги/темы: