18+
18+
Слова, Культура в Томске, Томск режиссер Петербург подростки Братец Лис спектакль мультфильмы Лунтик актриса сцена постановка Екатерина Гороховская: «Для меня важно, чтобы актерам на сцене было хорошо»

Екатерина Гороховская: «Для меня важно, чтобы актерам на сцене было хорошо»

АВТОР
Мария Симонова

Режиссер из Петербурга Екатерина Гороховская поставила в Томском ТЮзе замечательный спектакль «Братец кролик и/или Братец Лис».

Возможно, вы еще не видели постановку, но Екатерину наверняка знаете – именно ее голосом говорит всем известный Лунтик, и многие другие мультперсонажи.

Мы поговорили с Екатериной об особенностях спектаклей для подростков, труппе ТЮЗа, впечатлении от Томска, и о мультфильмах.

— Екатерина, чем вам интересны спектакли для подростков? Далеко не всех режиссеров привлекает такое направление.

— Давно работаю с подростками. В Петербурге во Дворце творчества юных на Невском проспекте есть Театр юношеского творчества, ТЮТ. Он очень известен, именно там начинали Лев Додин, Вениамин Фильштинский, Александр Галибин, много других известных театральных личностей. Я пришла в ТЮТ в 15 лет, выросла там, и потом осталась работать с детьми. Как всякому подростку, мне хотелось изменить мир к лучшему. И начать с детей казалось логичным. Правда, оказалось, это не я их меняю, а они меня. Больше 15 лет занималась с подростками, и то, что я сейчас ставлю для них спектакли — естественно.

— Каким, на ваш взгляд, должен быть современный спектакль для подростков?

— Не знаю. Давно и не мной сказано: для детей надо делать как для взрослых, только лучше. Очень важные критерии любого спектакля — профессионализм, честность, вкус и искренняя увлеченность темой. Если она тебя волнует, то и юного зрителя будет цеплять. Дети всегда чувствуют фальшь, натяжку, формальный подход к себе, их не обманешь.

— Важен ли театральный язык для таких постановок?

— Сейчас поиски ведутся в разных направлениях. Подросткам становится интересно прийти в театр самим, рассказать о себе и быть услышанными, поэтому набирает популярность такое направление, как социальный театр. Драматурги приглашают ребят или идут к ним в школу (сегодня самому театру, чтобы быть понятым и услышанным, надо стремиться навстречу зрителям). Разговаривают с детьми, потом создаются пьесы. Иногда их пишут сами подростки под руководством «настоящих» драматургов.
Многие уверены, что подростки избалованы интернетом, доступностью любой информации и современными технологиями. Конечно, театр никогда не затмит, например, мультфильмы Диснея. Но у него есть свои сильные стороны.

— Если подростки привыкли к современным технологиям, спецэффектам, желательно ли в спектакле привычное для них видео?

— Думаю, все зависит от темы, на которую ты разговариваешь. Каждый для себя выбирает, нужно ли ему видео. Я не очень сильна в современных технологиях, хотя они мне интересны. Но когда могу обойтись без видео, конечно, обхожусь без него. Сильная сторона театра — это живой человек на сцене, который обменивается живой энергией с живым человеком, сидящим в зале. Все происходит здесь и сейчас, сию секунду, и никогда больше не повторится… В этом чудо театра! Но технологии для меня не принципиальный вопрос. Если художник предложит: «Давай возьмем три проектора и сделаем космос!», и такая идея поможет раскрыть тему, придаст пьесе объем, то я с радостью соглашусь.

«Братец кролик и/или Братец Лис» — ваша первая постановка в Томске. Было ли у вас прежде некое представление об этом городе, о его театральной жизни?

— О Томске я знала немного. Когда впервые приехала пару лет назад, чтобы познакомиться с труппой ТЮЗа, была зима, много снега, холодно… Первое впечатление было своеобразное. Меня поселили в хостеле. Ночью я проснулась от того, что во дворе женщина кричала: «Помогите!» Потом громко матерился какой-то дядька, хлопнула дверца машины, взвизгнули тормоза. Стало ясно: кого-то куда-то увезли. Жители хостела высыпали в холл в пижамках и стали проводить расследование, смотреть записи на видеокамерах, вызывать милицию. Помню, как давала свидетельские показания какой-то усталой женщине-полицейскому… На следующий день в новостной ленте я прочла информацию, что в Томске появился маньяк. Так меня встретил город. И все это смешалось с ощущением сказочной снежной зимы и удивительной деревянной архитектуры.

Что касается театральной жизни, то какие-то новости долетали. Следила за тем, что делает Александр Огарев в томской Драме, мне очень нравится этот режиссер, жаль, что он уехал из Томска. Знала о жизни ТЮЗа — мы с его директором Владимиром Казаченко давно знакомы.

— Как, по-вашему, достаточно ли томичи увлечены театром?

— Томск показался мне скромным, сдержанным, интеллигентным городом, я была уверена, что молодежь здесь часто ходит в театр. Оказывается, нет, это меня удивило. Полагаю, эту ситуацию можно изменить, в этом городе театр должен победить КВН, все предпосылки для этого есть. В ТЮЗе я вижу прекрасную труппу, здесь желающие работать, горящие люди!

— Расскажите подробнее о ваших впечатлениях от репетиций в Томском ТЮЗе. И сложно ли во время постановки в новом для себя театре делать распределение ролей?

— Во многом доверяешь интуиции. Я смотрела видео спектаклей, что-то видела живьем, потом в Петербурге на Володинском фестивале сходила на «Победителей», спектакль Дмитрия Егорова. Прекрасные женщины во втором акте мне запомнились. Мишу Перевалова, Кирилла Фрица, Диму Гомзякова, Володю Хворонова, Риту Ходареву я давно знаю, еще по Молодежному театру Алтая, где они были до Томского ТЮЗа. Тем театром несколько лет руководил Дмитрий Егоров. Я ставила в Барнауле спектакль, мы с ребятами общались, они для меня были уже как родные. И когда они переехали в Томск, возникла идея работы с их участием.

Когда мы начали репетировать, то я сразу поняла, что с Ольгой Николаевной Рябовой, Мариной Алексеевной Фадеевой, Ольгой Васильевной Никитиной будет очень хорошо. И я нисколько не ошиблась, многому у них училась во время репетиций. Благодарна им, что они пошли на эту авантюру, многое придумали, привнесли в спектакль. Как и Сева Трунов, который вообще свою роль сделал сам! Там совсем немного слов, но Суслик живет такой насыщенной жизнью в спектакле, что очень запоминается. Артисты здесь очень хотят работать, они достойны счастливой судьбы, востребованности, насыщенной жизни в театре. Меня поразил и смутил их трепет, искренность, не часто встречающиеся у артистов. Это обязывает тебя как режиссера. Меня радует, что у нас получается ансамблевый спектакль. Мне кажется, актеры получают в нем удовольствие. Не только зрители.

— Актеры говорили, что вы очень солнечная, приветливая…

— Нет, что вы, я курю и матерюсь! (смеется)

— На ваш взгляд, режиссер должен быть располагающим к себе, солнечным, или без определенной жесткости не обойтись? Вы продумывали стратегию своего поведения?

— Не знаю, как вернее себя вести, у каждого свои приемы. Я ничего не продумывала, просто честно люблю актеров, для меня важно, чтобы им на сцене было хорошо. Хочу их с самой выгодной стороны показать, с их помощью донести до зрителей определенные мысли, рассказать историю. В Томском ТЮЗе у нас такая доброжелательная атмосфера сложилась на репетициях, что можно ничего не строить из себя. Здесь открытые люди, они тебя не «едят», не «подставляют». Мы много смеемся на репетициях.

— Вы еще и сняли серию роликов про спектакль.

— Я не увидела ни одной афиши в городе, и предложила артистам сделать рекламные ролики. И мы собрались, в хохоте и в счастье за полтора часа придумали сюжеты, за три часа все сняли. Миша Перевалов, исполнитель главной роли, их смонтировал (не представляю, как он это успел).

— Для томского спектакля пьесу по историям Харриса по вашей просьбе написала Анастасия Мордвинова. А как вы в целом оцениваете этот пласт драматургии, достаточно ли современных пьес для подростков, или чаще приходится специально делать инсценировку?

— По-разному бывает. Драматургических произведений много, много молодых авторов, которые пишут для юного зрителя. Нужно просто не лениться, искать и читать. Способы выбора материала всегда разные. Бывает, меня приглашают в совсем незнакомый театр. Я приезжаю, хожу по городу, по театру, «принюхиваюсь», и решение, что ставить, приходит само. Иногда актер тебя провоцирует. В Барнауле, например, был Женя Нестеров - большой, добрый, смешной… И возник «Гадкий утенок». Я очень любила этот спектакль. Правда, теперь Женя работает в Норильске, а спектакль живет уже своей, мне неведомой жизнью. Когда думала о хулиганской братве из Томска, сразу вспомнила истории про Братца Кролика и Братца Лиса. Бывает, сначала возникает тема, как, например, в Екатеринбурге. Весной там вышел спектакль «Принц из замка Депо», это название нам подарила Ярослава Пулинович. Мы хотели сделать историю про маленького человека в большом городе. Екатеринбург — огромный, индустриальный, сложный, там все грохочет… И вместе с тем, это безумно творческий город, с особенной энергетикой. Мы стали с актерами что-то сочинять, говорить о городе, делать этюды, придумывать монологи домов… Я шла от актеров и в итоге написала пьесу. Иногда театр сам просит поработать с определенным материалом. В Самаре директор «САМАРТа» предложил поставить историю Анны Франк, и, конечно, я согласилась! Над этим спектаклем мы работали с Асей Волошиной, молодым петербургским драматургом, пьеса создавалась буквально у нас на глазах, в процессе репетиций.

— Вы по образованию не только режиссер и актриса, но и театровед. С чем связан такой выбор?

— Это запутанная история. Я с детства была на сцене, в ТЮТе играла большие роли, например, Джульетту. В 17 лет поступила на актерско-режиссерский факультет, нашим мастером был великий Зиновий Яковлевич Корогодский. Мы все его боялись. И я вдруг подумала, что, наверное, недостойна быть артисткой. Решила получить хорошее гуманитарное образование, связанное с театром, и поступила на театроведческий факультет. Когда я уходила, то Зиновий Яковлевич сказал: «Вам, Катя, надо подумать о режиссуре!». Я подумала — если я даже не артистка, то какой из меня вообще может получиться режиссер?! На театроведческом факультете честно училась и никуда не собиралась, пока Марина Юрьевна Дмитревская, наш куратор и мой педагог, очень дорогой, близкий, важный для меня человек, не привела меня в БДТ на главную роль в спектакль «Аркадия». Так я снова оказалась по другую сторону рампы.

Некоторое время бегала «туда-сюда»: заканчивала театроведческий и продолжала играть в БДТ. Потом Григорий Михайлович Козлов, с чьим режиссерским курсом наш театроведческий дружил, стал набирать курс актеров. Я, отравленная славой БДТ, снова захотела стать артисткой, поверила в себя, и поступила к нему на актерско-режиссерский. Была уверена, что режиссером никогда не буду, но в мою судьбу вмешался еще один великий человек, Олег Семенович Лоевский. Он однажды позвонил и сказал: «Катя, будет лаборатория (тогда только начиналось это движение)» и отправил меня в Саратовский ТЮЗ, делать читку пьесы Сигарева «Волчок». Уже через год я выпустила в Саратове свой первый спектакль в профессиональном театре «Зимы не будет» по пьесе Виктора Ольшанского. Это была история для всей семьи. А дальше понеслось… 10 лет я ставлю спектакли. Не только для детей, но и для взрослых. Оказалось, режиссура — это «наркотик» посильнее, чем актерская работа.

— Еще в вашей жизни есть мультфильмы, вы — голос известных и любимых персонажей — Забавы Путятичны, Лунтика. Как возникла эта история?

— Я однажды снялась в кино. Когда мы озвучивали фильм, звукорежиссер меня подозвал, записал мой телефон: «У тебя хорошо получается, тебе позвонят». И действительно позвонили, я сразу попала на студию «Мельница», где сначала появилась Забава в мультфильме «Добрыня Никитич и Змей Горыныч». А потом мне сказали: «Затевается новый проект, давайте попробуем разные голоса записать. Для персонажа, у которого даже имени еще нет, он свалился с луны». Мы записали, я поговорила разными голосами и через полгода мне позвонили. Сообщили, что сериал будет называться «Лунтик», предложили озвучить главную роль. Так 10 лет за него и говорю.

— Кто из ваших героев мультфильмов для вас интереснее?

— Все родные. Мне просто нравится сам процесс озвучивания. Но очень не люблю, когда ко мне подходят и просят: «Ой, скажите что-нибудь голосом Лунтика!».

— У вас столько разных проектов… Вы работает круглосуточно?

— Как всякая нормальная русская женщина. Встаю в 6 утра, готовлю завтрак, собираю детей в школу. Потом у меня начинаются репетиции, или надо писать сценарий, или ехать на озвучку, или хозяйством заняться. Ничего особенного, в общем. Ну, и поездки — постановки, актерский курс в Магнитогорске. Но сейчас я немного сокращаю свою работу в других городах, стремлюсь найти проекты в Петербурге. Это мой дом.

Фото: Саша Прохорова

Видео: Томский театр юного зрителя

Тэги/темы: