18+
18+
Город, Краеведение, Люди, Слова, Архитектура и дизайн, Люди Томска, Заброшенные, Томские улицы, томск заброшки синельник теневая сторона Городская изнанка.Исследователь городских заброшек рассказал о теневой стороне Томска

Городская изнанка.
Исследователь городских заброшек рассказал о теневой стороне Томска

Заброшенные здания всегда привлекают людей — кажется, что они полны тайн и историй. Хватает таких сооружений и в Томске.

О них наш обозреватель Вячеслав Серов побеседовал с администратором паблика ВКонтакте «Теневая сторона Томска» Дмитрием Синельником, давно увлеченным исследованием городской изнанки.

— Дмитрий, как давно вы увлекаетесь исследованием заброшенных объектов?

— С детства, хотя одно время пришлось бросить. Но после продолжительной паузы увлечение вернулось и переросло в более профессиональное занятие.

А в детстве было как у всех — стройки, гаражи, заводы, свалки. Осознанно лазить я начал 1 мая 2012 года. Первый положительный опыт был в моем родном городе, Надыме. Мне тогда было лет 15, я попал на законсервированный завод керамзитового гравия, по нашим меркам это очень неплохой объект. А так как дети в то время лазили по помойкам и стройкам, то для нас это было великим открытием.

— Почему получается так, что здания остаются заброшенными, куда пропадают их владельцы?

— Я мог бы сейчас сказать «Ну, это же Россия». Но на самом деле во всем мире творится ровно то же самое. До сих пор не понимаю как это происходит, как можно просто бросить здание. В Европе и США тоже очень много заброшенных зданий, целых заводов, даже городов. В Китае есть знаменитый город-призрак (Ордос — прим.ред.), его строили для какого-то завода. Но что-то пошло не так, и в итоге остался полностью готовый город, в котором никто не живет.

Бывший Томский шпалопропиточный завод

— А как насчет зданий, имеющих военную ценность?

— Ну, видите ли, век новых технологий. Все приборы стали портативными, то, что сегодня может наш смартфон, раньше делал вычислительный центр — три этажа вверх, четыре вниз. А сейчас задачи, которые выполняли командно-измерительные комплексы, можно решить с помощью телефона по GPS. И все эти огромные комплексы и вычислительные центры, ни к чему. Какие-то здания остаются под охраной, какие-то нет. Все зависит от того, кому это здание принадлежит. Взять, например, наш бывший ТВМИ на Никитина, 8 — пока он был на балансе Министерства обороны, была какая-то слабенькая охрана, его несколько раз поджигали. Потом туда нагнали ребят-срочников с Юрги, потом опять убрали охрану, потом она снова появилась, потом ее опять убрали. В общем, полный бардак. Если брать более глобальные, серьезные объекты, то обычно это выглядит так: была секретная программа, потом она закончилась, все вывезли и, соответственно, на этом месте под землей остались пустоты.

— Как вы выходите на такие места?

— Вариантов много: можно искать в гугле, можно с помощью спутниковых снимков. Также хорошо пошерстить тематические форумы, где собираются люди, которые служили в том или ином виде войск, книжки полезные почитать. Например, сейчас популярна биологическая тема, в этом плане полезна книга «Осторожно! Биологическое оружие!» Канатжана Алибекова. В ней есть доступная всем карта программы биологического оружия, и при небольших навыках поиска можно вычислить, где находятся конкретные объекты, до плюс-минус двух трамвайных остановок.

— И это законно?

— Не знаю. Книга издана в Америке, автор после развала СССР уехал туда, где опубликовал всю нашу программу биологического оружия. Но он давал присягу Советскому Союзу, в конце концов. Так что, думаю, юридически он чист. А как можно говорить о морально-этических нормах, когда люди разрабатывали настолько опасное и смертоносное оружие, которое убивает подло и исподтишка? Глупо его обвинять вообще в чем-то.

— По поводу карт. Я слышал, что вы составили карту бомбоубежищ Томска, расскажите про это подробней.

— Не составлял, это миф. Нахождение, характеристики подобного рода сооружений — это гостайна. И что-то подобное составлять, да еще и выкладывать в общественный доступ — это не самая лучшая идея.

— А легендарные томские катакомбы — тоже миф?

— Я огромный скептик относительно темы катакомб. Я видел настоящие катакомбы, и я понимаю, что это такое и зачем. В Томске, во-первых, нет ни одного вменяемого свидетеля, свидетельства, видео, фотографии, доказывающего, что катакомбы действительно есть. В то время как парижские, одесские, московские, крымские катакомбы задокументированы, изучены, нарисованы их карты, а наших нет. Почему? Вероятно, потому что их нет — это самый простой аргумент.

— То есть наличие катакомб в Томске маловероятно?

— Я не говорю, что маловероятно, хоть я и скептик, но не буду отрицать. Все может быть, но два вопроса: почему нет никаких свидетельств и зачем? Я уже и не говорю о том, кто и как. Ходят слухи про знаменитые тоннели под Томью, где могла проехать лошадь. Просто люди, которые это все придумывают, видимо, не видели, как строится метро или как делаются горные выработки, сколько в этом процессе занято техники, и какие сложнейшие технологии применяются для строительства. Им кажется, что тоннели, как в мультиках, киркой прокапываются.

Заброшенное АТП на окраине города

— Какие-то интересные или даже страшные ситуации с вами случались?

— Топ страшных вещей в этом году произошел в Крыму, когда мы пошли в огромный бункер одного завода. Он заброшен, но в хорошем состоянии, потому что туда мало кто может попасть — просто не знают как. Нам товарищи рассказали как попасть на завод. Но эти негодяи поставили за углом на развилке манекен, одетый в костюм химзащиты, а в руку ему вложили кирку, измазанную красной краской. Я по привычке свечу налево, смотрю — все чисто. Поворачиваюсь с фонариком направо, и передо мной предстает какой-то чувак, который явно хочет зарубить меня киркой насмерть. И вот представляете — темнота, минус сорок метров под землей, вечное безмолвие, и тут эта штука! Никогда не прощу им, я тогда чуть от инфаркта не умер.

— И много таких случаев в вашей практике?

— Конечно, всякое бывает. Но у меня, в основном из-за моих габаритов, все истории сводятся к застреванию в каких-то нелепых местах или каких-нибудь нелепых позах. Бывает, что за нами сторожевые собаки гонятся. Если это какие-то «настоящие» катакомбы, то всегда страшно, что произойдет обвал, и ты останешься под землей навсегда. Вообще, по правилам, мы должны предупреждать МЧС о том, куда мы идем, но у нас не та специфика, чтобы озвучивать им наши планы.

— Какие еще существуют томские легенды, наподобие катакомб?

— Баек на самом деле полно, начиная от пресловутых катакомб и мегаогромного бункера под областным театром драмы, заканчивая золотом Колчака и всякими подземными секретными сооружениями Северска, где поезда уезжают в гору и уже не возвращаются. Но как правило, все эти истории не проходят проверку, начиная с каких-то логических вопросов, которые задаем себе и оппоненту, заканчивая тем, что выезжаем на места и проверяем.

Заброшенная котельная на окраине Томска

— А какие места вне Томска вам запомнились больше всего?

— Самое эпичное, что запомнилось, это подземный завод биологического оружия на территории сопредельного государства. Это огромный подземный комплекс площадью в три гектара и высотой в два этажа: огромный зал, где производились погрузка, разгрузка, обслуживание, хранение продукции, и сам завод имел два этажа. Это было очень круто. Особенно грело душу то, что мы были «первооткрывателями» этого места. Чувство быть первым — это на самом деле очень важно. Человек всегда пытается быть в чем-то первым.

Еще очень понравился законсервированный восьмиэтажный бункер. Я со второй попытки туда зашел, потому что он находился в таком месте, где не должен был находиться, и какой-то внутренний страх не давал попасть туда. Но эту оплошность я исправил. Ну и третье интересное место — катакомбы в Крыму. Только жалко, что я на них мало времени посвятил. Я думал они однообразные, но местные историки сказали, что я зря дальше не пошел, многое потерял.

— С какими трудностями вы сталкиваетесь во время экспедиций?

— Самые большие опасности, как правило, под ногами. Страшно куда-то наступить, куда-то провалиться. Ветхие конструкции, можно упасть, сломать что-нибудь. Собаки еще. Ну и проблемы с законом, потому что закон един для всех. Он не смотрит на то, зачем мы туда пришли: с целью хищения или с целью просто посмотреть. Разбираться на месте никто не будет, сдадут компетентным органам, а там — как повезет.

— И сколько раз вы попадались?

— Немного, раз пять. Поначалу относятся как к преступникам, думают, что поймали каких-то бандитов. А потом когда понимают, что мы люди образованные, просто слишком любопытные, то начинают лояльнее относиться. У каждого есть свои причуды, и наши причуды не самые опасные для общества.

— Что самое странное и непонятное удалось найти, увидеть в Томске?

— По-хорошему, сейчас я должен рассказать какую-нибудь сказку, которые так любят мои коллеги. Но я не сторонник этого, я оперирую фактами. Был один случай, который действительно запомнился. Есть подозрение, что я видел призрака в 1-й Горбольнице. У нее достаточно печальная история. Это была больница неотложной медицинской помощи, туда свозили всех порезанных, пострелянных, побитых, раненных. Ну и, следовательно, процент выживших там был не самым высоким, энергетика не самой хорошей, даже когда эта больница еще работала. Обшарпанные стены, кровь, потрескавшиеся потолки, мигающие лампы — как в фильмах ужасов, только по-настоящему. Когда я в первый раз пришел туда ночью, спускался в центральный холл из глубины больницы, по спине пробежал холодок. Поворачиваюсь с фонариком и вижу, как газетка сама по себе шевельнулась. Не знаю, что это было, но меня тут же охватил липкий ужас. Ведь всегда можно найти чему-то логическое объяснение. Но это единственное, чего я объяснить не смог.

— Есть какие-нибудь планы на следующие экспедиции?

— Планов, конечно, громадье. Учитывая, что мест поблизости все меньше и меньше, а если они есть, то ставки все выше и выше. Приходится ездить дальше, спускаться глубже, подниматься выше. Это естественно. Потому что когда распался Советский Союз, появилась гласность, интернет и тематические форумы. Информация перестала быть такой ценной. Любой человек, владеющий навыками поиска, может найти в интернете информацию о любом месте. Какое бы оно ни было секретное, спрятанное и богом забытое. Поэтому есть небольшая конкуренция, ведь все что рядом — пройдено, все что далеко — дорого. Поэтому потихоньку расширяем горизонты. В следующем году хотелось бы посетить Германию. Там есть пара заброшенных заводов. Один из них Гитлер хотел использовать как подземный химический завод. Там просто громаднейший комплекс, и он находится в абсолютном запустении. У немцев нет такого, чтобы распилить все на черный металл, разграбить, испортить, замусорить. У них такие вещи просто стоят и пылятся. Еще ходят слухи, что где-то там есть подземный аэродром: бункер, где самолеты, и взлетная полоса, которая выходят на поверхность земли. Хотелось бы это проверить. Ну и продолжить путешествия, связанные с биологическим оружием, потому что не все точки на карте еще найдены и исследованы.

Из архива «Теневой стороны Томска»:

Текст: Вячеслав Серов

Фото: Саша Прохорова, Теневая сторона Томска

Тэги/темы: