18+
18+
Образование и наука, Город, ТПУ Политех Чубик образование аспирантура профессор студент преподаватель семестр успеваемость рейти Изменения в ТПУ: что и зачем планируют сделать в одном из главных вузов Томска

Изменения в ТПУ: что и зачем планируют сделать в одном из главных вузов Томска

Встречу с журналистами на минувшей неделе ректор ТПУ Петр Чубик начал с главных событий первых трех недель сентября.

Список содержал пару десятков пунктов, от установления отношений с Йелем и соглашения с Роскосмосом до лучшего результата в России по президентским и правительственным стипендиям.

— Мы подготовились к зиме, получили тепло. У нас все работает, все освещается, отапливается, убирается, занятия ведутся, лаборатории работают, никакой разрухи нигде нет, — подчеркнул ректор.

А дальше речь пошла о тех изменениях, которые ждут вуз уже в ближайшее время. Собственно, именно грядущие преобразования внутри ТПУ и стали причиной разговора с журналистами.

Четыре позиции. Аспирантура

Говоря о том, что в ТПУ хотели бы улучшить, Петр Чубик обозначил «четыре позиции».

Первая — повышение эффективности аспирантуры. По словам ректора, сегодня в ТПУ она составляет порядка 35%, и это один из лучших результатов в стране (в среднем по России эта цифра — 17%). Под эффективностью подразумевается количество защитившихся аспирантов. В ТПУ сейчас порядка 900 аспирантов, в прошлом году состоялось 105 защит, защитили в итоге 75–80 диссертаций.

По мнению Петра Чубика, причин такого положения дел несколько. Во-первых, недостаточно высокий конкурс в аспирантуру (в ТПУ в этом году — 1,75). По мнению ректора, это связано с недостаточной престижностью работы в вузе — причем это не только российская проблема. Вторая причина — недостаточно высокая ответственность научных руководителей за результат, так как защита диссертации не является главным показателем работы профессора.

— Я приведу пример Цюрихского технического, одного из лучших технических вузов мира. Четыре тысячи аспирантов, 500 профессоров. На каждого профессора 8 аспирантов. Я задал ректору Саре Спрингман вопрос: «А какая доля не защищается?». Она говорит: «Как это „не защищается“? Это просто форс-мажоры какие-то, все защищаются!» Это эффективность аспирантуры, к чему требовалось стремиться. Правда, швейцарцы тоже не хотят быть учеными, защищать диссертацию, там все хорошо. Поэтому 70% тех, кто обучается у них в аспирантуре, — иностранцы. Хороший конкурс у них в магистратуре - 30 человек на место, — поясняет Петр Чубик.

Третья причина заключается в том, что не по всем направлениям деятельности вуза есть «передовая наука». Поэтому, по мнению ректора, принимая меры по повышению эффективности аспирантуры — пока до 80% — прежде всего нужно определить те научные направления, по которым вуз «на уровне»:

— У нас такие есть. Их выделить несложно: публикационная активность, цитируемость, защиты диссертаций. […] У нас сегодня есть два таких направления — одно из них физика высокоаналитических процессов, второе — химические и биомедицинские технологии. И мы приняли решение создать две исследовательских школы, одну в области химии, другую в области физики.

Есть перспективные направления, по которым создаются три именных научно-образовательных центра — НОДСы профессоров Кижмера, Вейсберга и Бутакова. Со временем они могут перерасти либо в самостоятельные исследовательские школы, либо влиться в существующие школы.

В исследовательских школах главной задачей станет подготовка исследователей, кандидатов наук. Там же сконцентрированы лучшие ученые вуза.

— Для тех, кто работает или будет работать в этих школах, учебную нагрузку уменьшат почти в два раза, до 350 часов, но главным показателем их деятельности станет защита диссертаций их подопечных, — отметил ректор.

Для повышения конкурса в аспирантуру планируется интегрировать программы магистратуры и аспирантуры, сделав вторую продолжением первой. По словам Петра Чубика, это означает, что магистратура разделится на исследовательскую (для тех, кто хочет стать ученым) и технологическую (для тех, кто планирует по окончании устраиваться на работу). Такое разделение позволит сделать осознанный выбор — становиться ученым или нет — еще на этапе магистратуры, и сразу создать научный задел на будущее. А потом плавно перейти к защите диссертации, что и позволит повысить эффективность аспирантуры в вузе.

Базовое образование

По мнению ректора Политеха, с изменением скорости увеличения объема информации и технологических изменений в мире, «спасти в бушующем океане информации может только фундаментальное базовое образование».

Сегодня, по словам ректора, математику и физику читают в физико-техническом институте, химию в двух других институтах, информатику в институте кибернетики и так далее, а все, что касается надпредметных навыков, то они есть только для элитного технического образования.

— Получается так, на итоговый результат никто не работает, за сохранность контингента никто не отвечает, — отмечает ректор.

В качестве примера Петр Чубик приводит тот факт, что несмотря на повышающийся в течение 4-х лет средний балл поступающих в ТПУ, абсолютная успеваемость, качество учебы и доля отчисленных в вузе практически не меняется.

Поэтому вторая позиция, требующая улучшения — это базовое образование будущих инженеров и исследователей. Общетехнические математика, физика, химия, информатика плюс блок социогуманитарных дисциплин, языковая подготовка и так называемые «софт скиллз» - работа в команде, критическое мышление, оценка и анализ информации, инициатива, предприимчивость и так далее.

Именно поэтому было принято решение создать в ТПУ школу базовой инженерной подготовки для 1–2 курсов с набором обязательных для всех дисциплин и с условно государственной итоговой аттестацией после 2 курса.

Подчиняться она будет напрямую проректору по образовательной деятельности. Он же будет нести ответственность и за качество обучения на этом этапе, сохранность контингента, подбор преподавателей и так далее.

Предпринимательство

Согласно приведенным ректором данным соцопроса, порядка 5% выпускников Политеха хотят работать на себя.

— Если говорить о технарях, то это как правило собственный бизнес в какой-то высокотехнологичной сфере. И мы […] их к этому должны подготовить. Это выгодно всем, — отмечает ректор.

И напоминает — Институт инженерного предпринимательства в вузе уже создавали в 2009 году, но тогда проект не взлетел и со временем был понижен до уровня кафедры инженерного предпринимательства. Сейчас ее статус повысят, сделав на базе кафедры школу инженерного предпринимательства. От прежней версии у нее будет три отличия. Первое — появление на первом и втором годах обучения курса «Введение в предприимчивость». Второе — подготовка именно в части технологического предпринимательства по разным вариантам — в том числе, через дополнительные дисциплины для магистров.

— Но главное третье — мы хотим объединить школу инженерного предпринимательства со всей инновационной инфраструктурой университета, с бизнес-инкубатором, с центром трансфера технологий, отделом правовой защиты интеллектуальной собственности и так далее в один блок и подчинить этот блок проректору по научной работе и инновациям. Мы хотим сделать эту школу и всю инфраструктуру инновационную ответственной не только за подготовку предпринимателей, но и за коммерциализацию знаний, которые мы добываем в ТПУ. То есть преподаватели должны учить тому, что умеют делать сами. А студенты должны заниматься реальными проектами, — отмечает Петр Чубик.

Пример такой деятельности — уже работающий Центр подготовки и переподготовки специалистов нефтегазового дела Heriot Watt в ТПУ.

Университет магистерско-аспирантского типа

Последний пункт плана преобразований — переход к свободному бакалавриату с персональными траекториями. Подразумевается, что у студентов старших курсов бакалавриата появится возможность самостоятельно выбрать до двух дисциплин в семестр из других направлений подготовки. По словам ректора, это даст возможность выпускникам бакалавриата осознанно определиться не только с дальнейшей образовательной траекторией, но и судьбой.

— Сегодня нет такой возможности, он [студент] ничего другого, кроме своего направления не видит. Поэтому он не может этот выбор сделать. Более того, он еще не поощряется, потому что все заинтересованы, чтобы к ним в магистратуру пришло необходимое количество студентов, - отмечает Петр Чубик.

Наличие дополнительных компетенций также повысит ценность выпускников на рынке труда и заставит преподавателей повышать свой уровень, читая курсы перед студентами разных направлений. Параллельно изменения программ позволят магистратуре и аспирантуре перестать дублировать друг друга — одно станет продолжать друг друга не только по форме, но и по сути. Повлияют изменения и на формирование междисциплинарности:

— Сегодня все достижения делаются на стыке наук. А у нас студенты в профессиональном плане нигде не пересекаются… Для того, чтобы реализовать такое свободное образование и междисциплинарность, мы идем на то, чтобы убрать лишние перегородки, разрушить их, перейти от кафедр к отделениям. Отделения по направлениям подготовки, преимущественно. Например, направление электроэнергетика, электротехника. План приема - 140 человек, обеспечивает это направление 5 кафедр сегодня. Как они делят между собой ответственность, за что отвечает каждая кафедра, за успеваемость, за качество, за трудоустройство, за практики? Никак, — уверен ректор.

Единственная кафедра, которая сохранится — военная.

Подготовкой изменений в вузе, по словам Петра Чубика, занималась внутренняя команда — порядка 35 человек. Она разрабатывала видение «развития» — именно этим словом ректор обозначил грядущие изменения. Внешняя экспертиза проекта также делалась.

В результате, вместо 67 кафедр в ТПУ появятся 22 направления, их руководители будут набираться на конкурсной основе. На каждый институт будет приходиться два-три отделения. Почти все зарубежные вузы и целый ряд российских, по словам ректора, работают именно по бескафедральной системе.

Перемены и реакция на них

Планируемые изменения уже успели вызвать волну негативных откликов и комментариев, главным образом, в соцсетях. Ректор парирует:

— Я обратился ко всем политехникам через личный кабинет — это было 7-го августа, всем разослали с просьбой отклика. Пришли порядка 15 откликов. Там содержались и полезные вещи, мы их учли. Но мне показалось, что откликов было мало. Возможно, из-за того, что это был август. Поэтому 6 сентября мы собрали толпу, где еще раз я публично всем рассказал. После этого появилось примерно такое же количество откликов. После этого мы доделали [...] и опять разослали всем с просьбой, и тоже есть отклики на эту штуку. Но какая-то часть людей, не очень большая, не имея никаких конструктивных предложений на этот счет, потому что, чтобы иметь конструктивные предложения, нужно иметь какие-то идеи, пошла другим путем. Начала писать сигналы наверх. Я это все проходил, поэтому не очень боюсь, в социальных сетях что-то раздувать и так далее. Я читаю, я смотрю. Если бы я там увидел какой-то конструктив, я бы обязательно взял на вооружение. Это просто «не хочу, не буду, не дамся» и так далее. Люди такие всегда есть.

И комментирует отклики:

— Из «огромного» [количества] — три десятка откликов на мой призыв — слово «студент» почти ни у кого не фигурировало. Не о студентах они думают. «Хорошо было бы работать в вузе, если бы в нем студентов не было»… Это меня больше всего печалит. Я вам сегодня говорил исключительно о студентах. Мы работаем здесь для того, чтобы кадры готовить, а не для того, чтобы всем дать работу, чтобы можно было бы на два часа в день прийти, отчитать лекцию и уйти домой, — сетует ректор.

Также Петр Чубик отмечает, что читает все то, что пишут в соцсетях:

— У меня это зачастую вызывает улыбку, потому что, честно говоря, я думал те, кто пишут, немножко лучше разбираются в том, что происходит, в процессе. К сожалению, это не так.

В то же время глава вуза подтверждает:

— Конечно, часть завкафедр потеряют позиции. Какая-то часть сервисных служб потеряет позиции, я пока не могу сказать, сколько. Например, в этом году мы открыли единый студенческий деканат. В деканатах институтов суммарно работало 65 человек. В едином студенческом те же функции выполняют 20, и все работает. Или про сокращение говорят. Главные сокращения наши связаны с передачей на аутсорсинг.

По словам ректора, сократили порядка 220 уборщиц, заменив их сторонними подрядчиками, что дало экономию около 30 млн в год, комбинат питания, охрану, полиграфические услуги, закрыли транспортный цех. В то же время, Петр Чубик подтвердил, что за три года было сокращено 154 ставки — реально это 115 человек. Сокращения, по его словам, были вызваны уменьшением количества студентов-платников. На вопрос, планируются ли новые сокращения в связи с переработкой структуры, ректор ответил:

— Я не вижу оснований для сокращений. Есть недовольные, и что? Я могу их уволить, что ли? Не могу, к сожалению. Я действую строго по закону. По итогу прошедшего учебного года 21 человек по итогам выполнения эффективного контракта получат взыскания, и 5 человек будут по инициативе администрации [представлены] к увольнению. 21 — это 1% от общего числа научно-педагогических работников. 1336 выполнили эффективный контракт на 100 и более процентов и получили премии. К сожалению, выполняющих стало все больше и больше, денег не хватает. Раньше премию платили по 100 тысяч, сейчас до 25 опустились… Другого механизма увольнения, кроме как через эту процедуру, нет. Они могут снова проходить через конкурсные процедуры, будут у них плохие результаты — не изберет их Ученый совет. Это законы и правила, ничего другого.

Структурные изменения будет вносить решение ученого совета:

— Это право университета, прописанное уставом — менять свою структуру как угодно. Мы получаем от государства деньги и задание […] на подготовку специалистов. То, что мы готовим кадры хорошо, подтверждают рейтинги: востребованность 200%, попадание в мировые рейтинги трудоустройства выпускников, хотим готовить кадры еще лучше, чем сегодня готовим. А ряд преподавателей воспринимают это будто нам дают госсубсидию на то, чтобы обеспечить их работой. Неправда. Нам дают субсидию на то, чтобы мы готовили специалистов. Как мы это будем делать — это мы должны думать. Большим числом, маленьким числом. Хотя мы не можем работать существенно большим числом, у нас там есть требования, мы должны обеспечивать зарплаты не ниже 180% от средней по экономике региона, мы ее обеспечиваем, и на 200% выйдем. Может быть много преподавателей, может быть мало, может быть много исследователей, могут быть какие угодно структуры. В ТГУ 150 кафедр. Они решили так: пусть делают 150 кафедр. Мы решили, что у нас должны быть крупные структурные подразделения. Это право университета.

Структура будет меняться до окончания учебного года и начнет работать только с середины следующего года.

— Понимаете, сидят люди, в маленькой комнатке, 10 человек кафедра. На какой объем научно-исследовательских работ они могут замахнуться? Какой договор они без опаски могут заключить? Миллион, три? Больше они не могут, потому что боятся, что не справятся: сил нет, знаний нет и так далее. А когда сидит коллектив 50 человек, а не 100 — [это уже договор на] полмиллиарда. Когда они в большом коллективе, где компетенции самые разнообразные, вообще ничего не страшно. Этот барьер психологический надо преодолеть, — уверен ректор.

Плоды преобразований в Томском политехническом университете ожидают увидеть года через три — опираясь на опыт предыдущей переработки структуры, случившейся в 2010 году, когда вместо факультетов внутри вуза появились институты. Ученый совет состоится 29 сентября.

Текст: Елена Фаткулина

Тэги/темы: