18+
18+
Краеведение, Люди, Путешествия, 90-е в Томске, Томские путешественники, Томск Берлин Бранденбургские ворота будапешт Падение занавеса: как томич стал очевидцем исторических 90-х в Восточной Европе

Падение занавеса: как томич стал очевидцем исторических 90-х в Восточной Европе

спецпроект на Томском Обзоре
Какими были 90-е в Томске?
Что мы носили, ели, смотрели, выбирали и любили, о чем мечтали и куда путешествовали?
Разбираемся в нашем спецпроекте.

За несколько дней до нового, 1990-го года, в Берлине были открыты для прохода Бранденбургские ворота между Восточным и Западным Берлином. Томский путешественник своими глазами увидел и запечатлел исторические события 30-летней давности.

Тягу к путешествиям томич Сергей Харламов унаследовал от своего прадеда, Александра Монякова. Еще в 1913 году тот в составе небольшой экспедиции отправился искать водный путь в Китай, исследуя Черный Иртыш. Став ихтиологом, его правнук по работе побывал во многих точках СССР. А когда в 90-х пал «Железный занавес», смог объехать 40 стран мира уже как обычный путешественник — всю Европу, Юго-Восточную Азию и Ближний Восток.

Но начал Харламов с Берлинской стены.

Падение занавеса

В ноябре 1989 года пришло радостное известие — рушится Берлинская стена, разделявшая не только Берлин на две части, но и всю Европу. А в декабре весь мир содрогнулся от той жестокости, с какой режим Чаушеску пытался удержаться у власти, расстреливая демонстрации и давя людей танками в Темишоаре.

— Так хотелось своими глазами увидеть все это. И в начале января я поехал сначала в Берлин, конечно, Восточный. В Варшаве друзья мне сказали — а ты знаешь, что можешь беспрепятственно проходить в Западный Берлин? Это записано в Потсдамских документах 1945-го года, но, конечно, никто и не пытался этого делать, моментально могли записать в немецкие, американские или японские шпионы, — вспоминает Харламов.

Но были уже другие времена. Прямо у Бранденбургских ворот стояла очередь для прохода в Западный Берлин. Сергей простоял в ней зря — выяснилось, что через ворота пропускают только восточных немцев.

Бранденбургские ворота со стороны Восточного Берлина, проход через них еще закрыт. Восточные немцы могли пройти справа через переход:

Спуск в метро в Западном Берлине - через него можно было попасть в восточную часть, проехав две станции:

— Мне надо было спускаться в метро, — продолжает свой рассказ Харламов. — «Гэдэровский» таможенник попросил открыть сумку, которая была у меня на плече — там лежал фотоаппарат «Смена 8» и записная книжка — а также вынуть все из карманов. В них было немного марок ГДР, ни доллары, ни марки ФРГ я тогда и в руках не держал. Таможенник попросил снять ботинки, носки, и на этом досмотр закончился. Он пропустил меня дальше, но, думаю, был уверен, что где-то я валюту запрятал.

Впереди был Западный Берлин. В метро купить билет нужно было уже на местные деньги — Харламову пришлось ехать «зайцем», благо, ни турникетов, ни контролеров не обнаружилось. На следующей станции советский путешественник поднялся наверх.

— Конечно, обилие товаров и продуктов увидевшего все это впервые просто шокировало, но меня в первую очередь интересовала стена (кстати, официально она называлась «Антифашистский оборонительный вал»). Со стороны Восточного Берлина подойти к ней было невозможно: по всему периметру стояли полицейские, колючая проволока, полоса отчуждения метров в 200 и проволока, по которой был пущен ток. А с западной стороны подход был совершенно свободен, в некоторых местах почти вплотную стояли жилые дома. И там вся эта бетонная стена высотой 3,5 м была изрисована граффити. Люди стояли с зубилами и отбивали куски, брали те, на которых были следы краски. Один немец отложил молоток и зубило, чтобы покурить, я попросил у него инструменты и отколол себе на память куски от той стены.

Со стороны Западного Берлина стена всегда была доступна:

Лоток с сувенирами у стены со стороны Западного Берлина:

Продажа отколотых от стены кусков прямо у ее подножия:

Berliner Mauer

Берлинская стена из кирпича и бетона высотой в 3,6 метра была построена в начале 60-х годов ХХ века. Работы по ее возведению начались 13 августа 1961 года на территории Берлина. Стена протяженностью 155 километров отделила западную часть города не только от восточной, но и от всей ГДР, замкнув Западный Берлин внутри периметра.

После II Мировой войны Берлин, как и вся территория Германии, в 1945 году была поделена на 4 оккупационных зоны между Великобританией, США, СССР и Францией. В 1949-м на землях британской, американской и французской оккупационных зон была провозглашена Федеративная Республика Германия с временной столицей в Бонне. В том же году зона советской оккупации стала Германской Демократической Республикой со столицей в Берлине - точнее, в восточной его части. В течение последующих 40 лет два эти государства существовали параллельно. Появлению стены предшествовал Берлинский кризис - один из самых острых моментов “холодной войны” в Европе, когда решался вопрос, кто будет управлять бывшей столицей Третьего рейха.

За время своего существования конструкция несколько раз перестраивалась и совершенствовалась, и к моменту сноса представляла собой сложную систему, в которую входили более 100 километров бетонного ограждения, 66,5 километров ограждения из металлической сетки, 127,5 км. сигнального ограждения под электрическим напряжением, земляные рвы, противотанковые укрепления, полосы из острых шипов и контрольно-следовая полоса с постоянно разравнивавшимся песком, а также более 300 сторожевых вышек. Первоначально работало 13 контрольно-пропускных пунктов через стену, с годами их осталось всего 3.

До сих пор неизвестно точно, сколько именно человек было убито при попытке сбежать в Западный Берлин через стену. Но известно, что более 5 000 переходов были успешны - по прокопанному тоннелю в 145 метров, по воздуху - на дельтаплане, воздушном шаре из нейлоновых лоскутов, по верёвке, перекинутой между окнами соседних домов и даже с помощью тарана стены бульдозером. В ноябре 1989 года, когда Венгрия открыла свои границы и немцы из ГДР хлынули на запад, стена потеряла смысл. Сейчас она полностью демонтирована, остались отдельные фрагменты.

Вид через стену на Восточный Берлин:

Стена со стороны Восточного Берлина еще загорожена, но уже более доступна:

Рейхстаг - вид со стороны Восточного Берлина - за стеной:

В Берлине Харламов провел еще два дня. Ночевал на вокзале на скамейке в восточной части. Нашел знаменитый «Чекпойнт Чарли» — КПП на Фридрихштрассе, через который ежедневно ходил в Западный Берлин:

На улицах Западного Берлина. На автобусе реклама водки «Gorbatschow»:

Еще одной целью той январской поездки 1990 года была Румыния, где совсем недавно был свергнут режим Чаушеску. В телефонном справочнике Харламов вычитал, что посольство Румынии расположено на Гартенштрассе.

— Пришел, увидел трехэтажное небольшое светлое здание, все заляпанное краской. В декабре там шли акции протеста против действий Чаушеску: люди кидали в посольство пакеты с краской, потёки еще не убрали, — вспоминает путешественник. — На мой звонок вышел молодой человек, я ему объяснил, что хочу поехать в Бухарест. Спросил, как мне получить визу. Он попросил подождать, взял мой паспорт и через несколько минут вернулся с новостью: «Румыния либертейя! Румыния свободная, можно ехать без визы!».

Бухарест, январь 1990 г. Только что сброшен режим Чаушеску. Надпись на стене "Долой тиранию, свобода" - типичная для того времени в этом городе:

В революционную страну Сергей Харламов приехал на один день. Было холодно — январь. На вокзале бросались в глаза приметы революции: половина стекол выбита, на стенах написано «Долой коммунизм!», «Долой диктатуру!» В магазинах знакомый «советский» ассортимент товаров: трехлитровые банки с огурцами, пакеты с макаронами. И все. Из того, что можно было сразу же съесть, путешественник смог купить только батон, потом на улице нашел яблоки — ими торговали из машины. Так в Бухаресте и питался. Самым раскупаемым товаром на улицах румынской столицы тогда были газеты. Их продавали прямо из легковушек, за свежей прессой выстраивались большие очереди:

— На улицах танки, бронетранспортеры, военные. На центральной площади — сброшенный портрет Чаушеску, много народу, — вспоминает Харламов. — Какой-то парень меня спросил, который час. Я сказал, что по-румынски не понимаю, я из России. Парень немного говорил по-русски — спросил, как я отношусь к их революции. Когда уже темнело, увидел, что молодежь с транспарантами куда-то идет. Присоединился к ним. Пришли к посольству Албании, где в то время еще был коммунистический режим. Недалеко от посольства были двух- и трехэтажные особняки, некоторые наполовину разрушенные — видимо, выстрелами из орудий. Окна посольства были наглухо закрыты. У ворот стоял молодой румынский солдат с автоматом. Брать посольство штурмом никто не стал — просто помитинговали.

Харламова в толпе приняли за советского корреспондента — пришлось объяснять, что это не так. Вечером в тот же день он вернулся на вокзал: пришла пора отправляться в респектабельный Будапешт.

За ночь самый крупный будапештский вокзал, где Сергею пришлось заночевать, преобразился. Уснув в мирной Венгрии, проснулся в самом логове фашистов - на вокзале снимали фильм о Второй Мировой:

— Я тогда смог проехать почти по всем странам Восточной Европы. Денег было мало, ночевать на вокзалах приходилось регулярно. Но так не только я поступал: неоднократно наблюдал компании молодых ребят из разных стран, таким же образом путешествующих, — делится Сергей. — Самым удобным для ночлега для меня был будапештский вокзал, а на пражском можно было за несколько крон даже душ принять. Под утро порой будили вежливые полицейские, иногда спрашивали паспорт. Можно было, конечно, как все нормальные люди, сидеть дома на диване, да еще и с пивом в руке, и смотреть «Клуб путешественников». Но то, что видишь сам, что при этом ощущаешь, ни один телевизор не сможет передать! Всем советую — больше путешествуйте! После этого иначе смотришь на карту, это, как и чтение интересных книг расширяет кругозор и дарит новые знания.

Текст: Мария Симонова

Фото: Сергей Харламов

Тэги/темы: