18+
18+
Люди, Интервью, Книги, Принцип чтения, Томск Принцип чтения юрист книга читать профессия Толстой Достоевский Анна Каренина Принцип чтения.Екатерина Лизунова: «Для нас книги были «окнами» в мир»

Принцип чтения.
Екатерина Лизунова: «Для нас книги были «окнами» в мир»

АВТОР
Мария Симонова

Что читают юристы? Представителей этой профессии в нашем «Принципе чтения» еще не было.

Екатерина Лизунова, партнер юридической фирмы «LL.C — Право», рассказала об особенностях литературы, полезной в ее работе. Также мы много говорили о детях и чтении — у нашей героини четверо детей, и она хорошо знает, как складываются отношения с книгами у юного поколения.

— Читать меня научил дедушка, еще в раннем детстве, когда я была в садике. В школу пошла, уже прочитав много книг. Дед сам любил литературу и с радостью прививал другим культуру чтения.

Первая книга, которая мне хорошо запомнилась — у нас дома откуда-то был учебник по природоведению за 4-й класс. В советской школе один из разделов учебника был посвящен рассказам о человеческом теле. Меня книга захватила.

В нашем детстве было мало, по сравнению с современностью, развлечений. Нас воспитывала улица и книги. Последние были «окном» в мир для нас, ничего не видевших и не знавших.

Родители никак не ограничивали мое чтение, «цензуры» не было. Дома стоял книжный шкаф, что хочешь, то и читай. Так я в 12 лет уже прочла всех «Анжелик», роман «Унесенные ветром», его продолжение «Скарлетт»… А потом добралась до «Поющих в терновнике», и тут мама вдруг сказала: «Эту книжку тебе нельзя, она для взрослых». Так я и не прочла ее до сих пор!

В детстве мне очень нравился запах библиотек, просто с ума меня сводил. Когда я все прочла в школьной, то пошла во взрослую. Впечатления были яркими — в детстве все маленькое кажется большим, и полки до потолка, заставленные книгами, меня восхищали! Берешь том в руки и не знаешь, что ты в нем прочтешь, такое классное было состояние… Уже нет теперь того волшебства, не осталось.

В школе меня захватила литература советского периода. ХХ век, Булгаков, Шолохов — все это я читала с большим удовольствием. Солженицына много читала. Впрочем, любила и Достоевского, прочла все его книги. Правда, теперь у меня в памяти путаются его романы — где «Идиот», где «Братья Карамазовы».

Моя самая любимая художественная книга — это «Анна Каренина». Могу читать ее бесконечно! Не знаю, почему, и какая из тем этого романа мне ближе всего. В каждом возрасте видишь разные вещи, когда ее читаешь. В школе в серьезных классических романах кроме хронологии событий, нужной для сочинений, в голове не откладывается ничего. А становишься старше и находишь в тексте другое — то, что тебя волнует. Уверена, что любая книга неслучайно попадает тебе в руки. Когда у есть возможность выбирать, берешь то, что тебя подсознательно волнует, и это находишь в книге.

Во взрослой жизни в «Анне Карениной» я уже обращаю внимание в первую очередь на ее отношение к своим детям, как она делает свой выбор. Эта личная свобода, но свобода ли это вообще? И отношение к ее мужу изменилось. Раньше казалось, что Каренин — противный дядька, а сейчас для меня он правильный, благородный мужчина. Семейные ценности для него превыше всего остального. Он стал мне ближе. Ради таких наблюдений и стоит возвращаться к когда-то прочитанным романам.

Перечитываю книги обычно в отпуске, когда еще? Постоянно некогда — дети, работа… Читаю параллельно несколько книг, одну не могу. Какую взять, зависит от настроения, от того, где я нахожусь. На работе одна книга, дома другая, в поездку беру третью. В отпуск — легкое чтиво. Впрочем, «Анну Каренину» к такому не отнесешь, но я знаю, чего от романа ожидать. Книга увлекательная, язык богатый. У меня обостренное фонетическое чутье, мне об этом и лингвисты говорили.

В суде часто попадаются документы, написанные языком от которого устаешь. Многие не знают правил русского языка, не говоря уж про грамматические нюансы… Когда большой объем работы, от таких текстов очень устаешь. И когда едешь в отпуск, там берешь в руки томик Толстого, Достоевского, Булгакова, читаешь их, мозг расслабляется, отдыхает. Видишь правильные обороты, красивую речь, и тебе становится хорошо. Мне помогает такое чтение!

Наши дети на каникулах переписывают классику, по странице в день. Этим летом они Гоголя переписывали. Когда учебный год начался, учитель отметила, что почерк дочери стал лучше, ошибок меньше. Это механическая память. Я заметила, что люди нашего возраста и те, кто постарше, как правило, пишут более грамотно, чем современное поколение. Сейчас компьютер ошибки исправляет, школьную программу по литературе сократили… Если школьники перестанут читать классику, то мне страшно за их будущее. Может, грамотность скоро не будет считаться важным критерием, но я к этому не готова. Когда мы принимаем людей на работу в нашу компанию, то не можем себе позволить взять кандидата, пишущего с ошибками. У нас пишут тест, и далеко не все его проходят. Это грустно. Таких людей мы не пригласим, поскольку юридическим дисциплинам мы научить можем, а русскому языку нет. Если момент в школе упущен, думаю, он упущен навсегда. На подсознательном уровне закладывается отношение и ответственность к своему письму, умение перечитать текст.

Надеюсь, наши дети будут писать без ошибок, мы этому уделяем внимание. Но классика нужна не только для грамотности. Системность, образность мышления, хорошую фантазию чтение тоже дает. Мы писали сочинения на интересные темы, заставляющие задумываться. Сейчас вообще нет сочинений в прежнем виде, их заменили какие-то опросники.

Юристу чтение тоже дает много. У него есть поручение клиента, которое надо выполнить, просчитать риски сделки или целого проекта. Важно мыслить нелинейно, а комплексно. С этим у многих сейчас проблемы.

У тех, кто много читает, мышление более развито. Причем любые книги — даже много читать плохого тоже хорошо. Тексты влияют на формирование мнения. Если прочитать много книг о том, как правильно говорить и слушать, то у тебя в итоге сложится комплексный образ. И вся информация, что была увидена, однажды вовремя всплывет в памяти. У меня происходит именно так.

Современным детям тяжело увлечься чтением, много отвлекающих факторов: мультики, игровые приставки, смартфоны, соцсети… Мы, взрослые, не можем противостоять такому большому количеству отвлекающих факторов, детям же еще сложнее, они родились в таких условиях.

Если ты будешь стоять у детей над душой, то они что-то прочтут и тебе перескажут. Я убедилась, что это так. А летом они уезжают отдыхать к моей маме и читают, там нет хорошего интернета. Даже увлеченно читают. «Приключения Тома Сойера», «Таинственный остров», «Маленький принц», «Принц и нищий»… Те же истории, что мы в детстве читали.

В какой-то момент мы решили отключить интернет дома, возвращаем его только вечером, в определенные часы, когда он нужен детям для учебы.

Некоторые вещи я, конечно, читаю ради работы. Если интересует, к примеру, тема недвижимости, самовольных построек, то начинаешь исследовать соответствующие труды. Читаешь публицистику, судебные обзоры, монографии, справочники. В них можно что-то почерпнуть.

Серьезные юридические монографии, возможно, не самое актуальное чтение для практиков. Ведь они посвящены фундаментальным вещам. Что такое норма права, договор в других странах, в повседневной практике редко применяется. Но они, несомненно, капитализируют тебя как профессионала. А практические исследования интересны. Особенно когда ты в теме ориентируешься, тебе, конечно, интересно, как смотрит на нее другой специалист, имеющий определенный, отличный от твоего, опыт. Некоторые замечательные юристы, создающие прекрасные юридические труды, не только делают срез существующей ситуации, но и показывают тренды. Например, Артем Карапетов, Роман Бевзенко.

Есть «околоюридические» вещи. Например, книги, посвященные искусству говорить и слушать. Юрист — это профессия «говорящая», и навыки публичного выступления, умение держать аудиторию, зрительный контакт очень полезны.

Книги о Китае тоже нужны мне по работе. У нас есть клиенты из этой страны. Понимать китайскую специфику важно для тех, кто принимает решение. Мне особенно запомнилось, что китайцы мыслят конкретно-символически, то есть их мысли формируют образы, тогда как наши мысли формируют понятия. А еще китайцы ощущают себя в центре мира, Китай для них не Восток, а середина мира. А все остальные — окраина. (Девятов А. П. «Китайская специфика»).

Я очень далека от детективов, от уголовных историй. Интересно, конечно, если начинаешь читать детектив, это увлекает. Не знаю, можно ли Акунина, его Фандорина, отнести к детективам. На мой взгляд, это больше приключения. Я готова истории Акунина читать бесконечно. Каждый раз, когда начинаешь его новую книгу, радуешься, что есть такой автор и такой роман. «Алмазная колесница» у него моя самая любимая история.

Читать речи юристов прежних эпох — это любопытно, иногда полученные знания можно применить на практике. История адвокатуры, развития российского права — это важно. Конечно, нужно знать истоки своей профессии. Хорошо, что есть авторы, которые занимаются такими исследованиями. История полезна для общего развития. Мне поэтому и про Томск интересно читать, о купечестве местном. Книгу «Сады и парки Томска» хочу прочесть, узнать, где и как они появлялись, какие усадьбы знаменитые были. Знать историю очень важно, будь то история профессии или история города, где ты живешь. Тем более мы периодически участвуем в делах, связанных с культурным наследием. Соприкасаясь с этим, странно не знать историю родного края. Очерки и заметки складываются в твои представления о городе, о том, каким он был прежде, и почему именно таким стал сегодня. И как все могло бы быть иначе.

Фото: Саша Прохорова

Тэги/темы: