18+
18+
Креативные индустрии, Городские истории, Музеи Томска, Сибирская народная художественная академия зеленевский Лукия Мурина Аксинья Сарычева Николай Исаев «Сто лет без академии». В Томске открылась выставка-подделка Казимира Зеленевского

«Сто лет без академии». В Томске открылась выставка-подделка Казимира Зеленевского

1 июня в Сибирском филиале ГЦСИ-РОСИЗО открывается выставка «100 лет без Академии».

Выставка посвящена малоизвестному факту в истории томского искусства — организации Сибирской народной художественной академии в 1918 году и творчеству ее основателя Казимира Зеленевского.

Куратор выставки Лукия Мурина и художники проекта — Аксинья Сарычева и Николай Исаев — рассказали о том, как появилась идея выставки и как при помощи произведений современного искусства рассказать историю.

Лукия Мурина: Это историко-художественный проект, в основе которого — подлинная история. Из названия следует, что в этом году исполнилось ровно сто лет со дня открытия и закрытия Академии. Да, 1 мая 1918 года в Томске была открыта, а 1 июня закрыта Сибирская народная художественная академия.

Идейным вдохновителем открытия Академии был художник Казимир Зеленевский, который учился в двух европейских академиях. Приехав в Томск в 1917 году, он решил открыть здесь высшее учебное заведение. Его идея получила поддержку при большевиках, но когда советская власть пала, то и Академии пришел конец. А Зеленевский навсегда покинул родину.

Вот об этом наш проект. Мы на основе интересного факта создаем историю. И отмечаем 100 лет без Академии. Современные художники часто в своих произведениях обращаются к искусству прошлых веков. Возможно потому что все лучшее уже создано и остается только изучать, подражать и создавать на этой основе что-то новое. Этот метод можно назвать интертекстом, произведения — парафразами.

Для выставки «100 лет без Академии» художники воссоздали произведения Зеленевского. Так работали еще Пабло Пикассо и Фрэнсис Бэкон в середине ХХ века, используя произведения Веласкеса для создания собственных работ.

Николай Исаев: История проекта началась с книги «Курс анатомии для художников» 1908 года, которую нам посчастливилось купить на аукционе. В ней оказались штампы библиотеки Сибирской народной художественной академии — и ценность здесь представляла не столько книга, сколько эти редкие штампы. Возникла идея рассказать историю Академии. Ведь есть уникальный артефакт того времени со своей историей, вокруг которого можно построить выставку.

И тут же появилась фигура художника Казимира Зеленевского. Потому что его имя связано с Академией как никакое другое. Захотелось, кроме книги, показать произведения Зеленевского. Но так как мы ими не обладаем, вспомнился выставочный проект «Учебник рисования XXI века», в котором участвовала Аксинья Сарычева. Там были представлены работы с изображением произведений томских художников, которые прекрасно узнавались — пейзажи Германа Завьялова, Владимира Гроховского, но при этом это были работы Аксиньи. Зачем нам работы Зеленевского, если Аксинья может взять и сделать. Идея зацепила Аксинью и меня, и мы начали работать.

Выставка уникальна потому что на ней можно увидеть работы Зеленевского, которые хранятся в разных музеях мира — томском художественном, Третьяковской галерее, Центре Помпиду, частных коллекциях. Это соединение в одном пространстве произведений, которые никогда не будут висеть рядом. Эта выставка в какой-то мере отсылка к «Воображаемому музею» — выставке, которая проходила в музее изобразительных искусств им. Пушкина. Когда в музей были привезены произведения из разных музеев мира — и получился идеальный музей с работами, которые хотели бы видеть в экспозиции «пушкинского».

Аксинья Сарычева: для меня это не первый опыт работы с так называемым историческим контекстом. Был «Учебник рисования XXI века» — я перерисовывала произведения наших томских классиков 1960-1970-х годов. Однако тогда я использовала картины как натуру и рисовала как обычный объект по принципу натюрморта. Во втором проекте в рамках Красноярской музейной биеннале на площадке музея-усадьбы Г.В. Юдина я работала с экспонатами — личными вещами, документами, их расположением в пространстве. Напрямую не работала с историей, то есть меня больше интересовали сами предметы и принцип организации традиционной музейной экспозиции и интервенция в нее.

В проекте «100 лет без Академии» трудно отойти от исторического контекста, мне здесь интересна история про всего один месяц существования первой Сибирской народной художественной академии и фигура самого Зеленевского. Все, что я знаю о нем — это краткие сведения из книги Л.И. Овчинниковой, разбитые по датам. У меня в голове выстроился календарь и карта с перемещениями Зеленевского по миру. Плюс, если почитать его теоретические тексты, статьи, например, «Накануне возрождения искусства» в газете «Знамя революции», можно узнать много интересных подробностей, становится ясно, что он самый настоящий утопист и авантюрист.

Это выставка-подделка, единственная реальная вещь — это книга из библиотеки академии, спрятанная под стекло, она дублируется репринтом, почти точной копией, которую можно потрогать, и она выглядит более реальной, чем настоящая книга. И все картины — это тоже подделки. И сама академия — это тоже подделка, потому что ее практически и не было. Ну и мы отмечаем важную дату — 100 лет без нее.

Николай Исаев: В основе этого проекта лежит интерпретация искусства начала ХХ века, его пересказ современным языком и современными средствами, через которые зритель может зайти в историю академии и Зеленевского. Услышав и узнав ее в нашем пересказе обратиться к источнику. Пойти в музей и посмотреть подлинники Зеленевского. Еще особенность этого проекта в совмещении разных пластов искусства — начала ХХ века и XXI. Здесь можно говорить об истории, которая происходила 100 лет назад и о современном искусстве — о моем и Аксиньи творчестве. Можно по-разному трактовать, то, что мы делаем. Это интерпретация классики, что чаще всего происходит в кино и театре. Мы делаем это с изобразительным искусством. И если после нашего проекта люди пойдут смотреть Зеленевского, то это будет замечательно!

Аксинья Сарычева: Мне кажется, что сама выставка — это единое художественное произведение, и если её разобрать на «произведения», то теряется смысл каждой отдельной работы. Для меня рисунки с произведений Зеленевского — это книга, страницы которой размещены по стенам. Картины с картин разных периодов, разных стран в определенной хронологии создают своеобразную карту перемещений художника и его жизнеописание. Есть в этом что-то забавное и напрасное — перерисовать работы Зеленевского, будто мы желаем воскресить его дело или попытаться понять, что произошло, почему все рухнуло (рухнуло то, чего и не было!), а в итоге говорим, что за сто лет ничего не изменилось. Срисовывая Зеленевского, я не смотрю на то, как он рисует. Мне больше нравится сама фигура художника — главное, что он просто существовал. Важно, что он делал и как он это делал. Как жил и как навсегда уехал из Томска, чтобы «сидеть в Токио на берегу Великого океана».

Лукия Мурина: Моя задача как куратора состояла в том, чтобы концептуально оформить идею Николая. Ограничить художников в выборе произведений. Так как их оказалось очень много. Зеленевский хоть и прожил короткую жизнь, но успел создать невероятное количество работ. И чем больше мы занимались изучением его наследия, тем больше открывалось новых произведений. Разные периоды, техники, изменение стиля — все это интересно и сложно для воспроизведения.

Поэтому было решено разделить произведения для проекта по техникам — с живописью работал Николай, с графикой - Аксинья. Этот выбор был обусловлен и творческими методами каждого художника. Аксинья делает быстрые линейные зарисовки гелевой ручкой, Николай сейчас увлечен цветными карандашами. Кроме живописи и графики, художники переработали фотографии, обложки каталогов выставок.

В экспозиции будет около 70 произведений, с помощью которых будет рассказана интересная история. Экспозиция будет дополнена аудио-инсталляцией, в которой голосом актера Дмитрия Гребенщикова будут звучать газетные вырезки того периода. Получится воображаемый Зеленевский глазами современных художников, которые живут через 100 лет. Без Академии.

Текст и фото: Лукия Мурина

Тэги/темы: