18+
18+
Краеведение, Томские вырезки, Городские истории, Сибирская газета старые газеты томск любовь брак Женись, но не сейчас: неверность, коварство и корысть Старого Томска

Женись, но не сейчас:
неверность, коварство и корысть Старого Томска

Чего только не прочитаешь в местных газетах 100-летней давности. Оказывается, мы ничуть не отличаемся от наших сограждан, живших в те годы.

Мы уже писали о том, что томичи в конце XIX — начале XX веков, так же как и мы сегодня, страдали от воришек и негодовали по поводу изобретательности рекламщиков. Сегодня в выпуске «Томских вырезок» расскажем о любовных коллизиях в Старом Томске, которые попали в местные газеты.

Драма с покушением и отравлением

Эта любовная драма развернулась 15 марта 1903 года около дома Королева на Ново-Соборной площади. Красноярская мещанка Мария Канатникова, покушаясь на жизнь красноярского мещанина Матвея Кубина, произвела в него два выстрела, но ей не повезло, и она промахнулась. Что же послужило причиной такой ненависти?

Арестованная Канатникова рассказала, что пять лет жила с Кубиным в невенчанном браке, но 13 месяцев назад он скрылся из Красноярска и женился в Томске на другой. Узнав, что неверный сожитель находится в Томске, дама приехала в город, чтобы разыскать его.

«Сибирская жизнь» №62 от 18.03.1903 года
Фонд Областной библиотеки им. Пушкина

Так как вещи Канатниковой находились в гостинице, то она поехала за ними в сопровождении околоточного надзирателя. Возвращаясь на извозчике из номеров, Канатникова незаметно от надзирателя приняла отраву. Даму с разбитым сердцем и отравлением пришлось доставить в городскую больницу. Дальнейшая ее судьба неизвестна.

Двоеженец

Официальный брак не является залогом крепких семейных отношений. Встречались в Томске любвеобильные мужчины, которые могли заключить и два официальных брака, хотя законом это было запрещено.

Уголовное дело двоеженца рассматривалось в томском окружном суде 5 июня 1903 года. Крестьянин Артемий Селдушев обвинялся в совершении преступления по части второй, статьи 1554 уложения о наказаниях уголовных и исправительных (так назывался первый уголовный кодекс в истории России — прим. ред.). Согласно уголовному праву тех лет, мужчина обвинялся «во вступлении в брак при существовании уже прежде брачного обязательства перед другим лицом, в сокрытии первого брака и объявлении себя свободным».

«Сибирская жизнь» № 120 от 7.06.1903 года
Фонд Областной библиотеки им. Пушкина

Суд признал Селдушева виновным в том, что вступив в 1896 году с девицей Михайловой из Симбирской губернии, он, при существовании этого брака, в 1901 году вступил на станции Тайга Сибирской железной дороги в брак с девицей Тарагановой. Мужчину приговорили к лишению всех прав состояния и аресту сроком на один год и три месяца.

Невеста на продажу

Весной 1884 года в Богоявленской церкви приготовились соединить узами брака булочника Кузьму Зылева с девицею Безходарною, за которую отец пообещал булочнику в приданное три тысячи рублей. Священник уже занес в книгу под № 13 запись о том, что бракосочетание такого-то с такой-то состоялось 29 мая 1884 года. На паспорте жениха вычеркнули «холост» и написали «женат».

В церкви в тот день собралось множество гостей и зевак в ожидании жениха и невесты. И вот будущие молодожены прибыли, но священник, готовый уже было обвенчать пару, был прерван женихом.

«Сибирская газета» № 24 10.06.1884 года
Фонд Областной библиотеки им. Пушкина

— Батюшка, постойте! Отец еще не дал обещанных трех тысяч рублей.

Венчание было приостановлено, послали за отцом невесты. Отец вскоре прибежал и подтвердил свое обещание.

— Так давайте деньги, я хочу их иметь в своем кармане, — пристает к нему жених.

— Теперь нет, отдам после, — отвечает растерявшийся отец.

— Значит, и жениться мне теперь не приходится, а после, — отвечает жених, раскланивается и уходит.
Его проводили удивленный взор священника, насмешливая улыбка невесты, злобная отца при шумном разговоре зрителей.

Мужчины говорили, что булочник молодец, мол, не дал себя обмануть. Дамы, напротив, считали его подлецом, который оконфузил бедную девушку. И только люди солидные из торговцев ничего страшного в этом деле не увидели. «Сделка не состоялась, о чем тут толковать», — был их вердикт.

«Безходарный будет подыскивать более подходящего покупателя. Зылев возвратится к прежнему занятию, будет печь булки и печенья, пока опять не подвернется подходящий товар с известной придачей», — писали в газете.

Текст: Валентина Бейкова

Тэги/темы: