18+
18+
Город, Люди, Томск исторический, Валентина Бейкова, черданцев старый томск фотографии Юрий Черданцев: «Очарование Томску придает время»

Юрий Черданцев: «Очарование Томску придает время»

АВТОР
Валентина Бейкова

Юрий Черданцев — физик-ядерщик и фотохудожник. Человек, который стремится запечатлеть в своих работах Томск ушедший и уходящий.

Он является автором проекта «Томск. Исчезнувшие храмы». В этом проекте он показал, как выглядел бы современный город, если бы сохранились храмы, украшавшие его в дореволюционные годы.

Наша история о том, как фотография и трепетная любовь к родному городу красной нитью прошли через жизнь одного томича с рождения и до наших дней.

Атмосфера истории

Юрий Петрович родился в Томске в 1954 году. Прямо из роддома №1 маленького Юру принесли в комнату общежития «политеха» на проспекте Кирова, 4, где в то время жила семья Черданцевых.

1) Общежитие по адресу проспект Кирова, 4
2) Вид из окна общежития Кирова, 4 на улицу Кирова и здание школы №8,
3) Черданцев-младший на руках у матери у общежития
4) Черданцев-младший, в центре в плюшевом капюшоне
Фото из архива Юрия Черданцева

Мама, Людмила Николаевна Черданцева (Бетехтина), работала ассистентом на кафедре физики Томского медицинского института. Она была племянницей известного томского профессора по кафедре горной механики ТИИ (ТПУ) Александра Сергеевича Бетехтина.

Людмила Николаевна Черданцева
Фото из архива Юрия Черданцева

Отец, Петр Алексеевич Черданцев, долгое время работал сотрудником НИИ ядерной физики ТПУ, позднее — профессором, заведующим кафедрой высшей математики Томского медицинского университета. Разработанная под его руководством двухцентровая ядерная модель широко использовалась в работах физиков ФРГ, США, Японии и других стран. В начале 80-х годов Черданцев-старший начинал теоретические разработки в области физики твердого тела. Был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и памятной медалью РАН «Автору научного открытия», посвященной лауреату Нобелевской премии Петру Капице.

1) Петр Алексеевич Черданцев, 2) Черданцев-младший на руках у отца у общежития на Кирова, 4
Фото из архива Юрия Черданцева

В 1957 году семья Черданцевых переехала в квартиру по улице Советской, 104, где прожила до 1963 года. В доме с резными наличниками и полуразрушенным каретником во дворе до 1917 года было колбасное заведение товарищества «Братья Макаровы». К сожалению, до наших дней здание не сохранилось.

Дом на улице Советской, 104.
Фото: П. Коханенко

Семья поселилась на втором этаже, где были три квартиры и общая кухня. В доме имелось печное отопление, водопровод отсутствовал, колонка с водой находилась метрах в ста от дома. У каждой семьи была грядка или две во дворе, сарай и дровяник. Зимой в квартире было очень холодно, так что домочадцы ходили в теплой одежде и валенках.

1,2,3,4,5) Юрий Черданцев в доме на улице Советской, 104 6) Любимый плюшевый медведь
Фото из архива Юрия Черданцева

«Наши окна выходили на улицу Учебную. Напротив находится старый жилой дом с куполом на крыше. Это известное краеведам здание бывшего госпиталя Томского гарнизона, построенное в 1904 году», — рассказал Юрий Черданцев.

В первый класс маленький Юра пошел в 1961 году в школу № 1 на перекрестке улиц Белинского и Пирогова, которая размещалась в историческом здании Пироговского начального училища.

«Кто-то из учеников мне тогда сказал, что это здание старого монастыря. Темные переходы и страшные подвалы. Внутри всегда было мрачно и холодно. В спортивном зале полы были бетонные, а заниматься нужно было в „чешках“, которых, кстати, у меня не было. Поэтому все и ходили в носочках. Я много болел и пропускал занятия. В первом классе в сентябре всех учеников наголо постригли. Как сейчас помню — все девочки на уроке сидели в платочках», — рассказал Юрий Петрович.

В 1962 году во втором классе Юра перешел из школы №1 в начальную школу №34 — позднее школа № 32 — на проспекте Ленина, 33. Здание, кстати, тоже историческое. В этом доме с 1896 по 1909 годы жил известный медик Алексей Введенский — профессор кафедры оперативной хирургии и топографической анатомии Томского университета.

1.)Здание школы № 34 (позднее № 32) на проспекте Ленина, № 33 в 50-е гг.
2) Школа № 34, 3 «А» класс, после принятия в пионеры. 1964 г.
3) Класс на уроке в новой школе № 32. 1965 г.
4) Юрий Черданцев (крайний справа) у здания школы перед демонстрацией 07.11.1966 г.
Фото из архива Юрия Черданцева

В 1966 году Юра Черданцев поступил в художественную школу, которая через год переехала из клуба ГРЭС-2 — сегодня Дворец торжеств — в историческое здание на Ленина, 42. Это была первая художественная школа в Томске.

Детские рисунки Юрия Черданцева, 12 лет
1) Натюрморт, 2) В Лагерном саду, 3) «Советская, 93», 4) «Кирова, 11» (снесен)
Из архива Юрия Черданцева

Домашняя фотолаборатория

Несмотря на занятость в преподавательской и научной работе, глава семейства Петр Черданцев успевал уделять внимание жене, сыну и своему хобби — фотографии.

«Все, что в моей жизни связано с фотографией, идет от отца, — поделился Юрий Петрович. — Еще в 50-м году у него было два прекрасных фотоаппарата. Старый „ФЭД“ был такой странной конфигурации, что пленку в него вставляли в специальную щель, и всегда надо было делать это в полной темноте. Второй фотоаппарат был „Зенит“. У отца был полный набор химикатов, бочек, увеличитель „Ленинград“».

В начале 60-х годов семейство Черданцевых перебирается в квартиру на улице Учебной, 23а, это был первый панельный дом, построенный в Томске. Юре на тот момент исполняется девять лет, и отец активно привлекает сына к своему увлечению фотографией.

1. Первый фотоаппарат Юрия Черданцева «Смена-6».
2. Увеличитель «Нева» 1950-го года.
Из архива Юрия Черданцева

«Первым моим фотоаппаратом была „Смена-6“, в 1978 году на свои деньги я купил „Зенит TTL“. Не так просто было даже перемотать пленку из металлической кассеты, поскольку перемотка всех имеющихся наших фотоаппаратов работала плохо. Приходилось искать темную комнату, чтобы открыть крышку фотоаппарата и перемотать пленку. Затем нужно было заправить пленку в бачок. Для этого брали зимнее пальто или шубу, просовывали снаружи руки в рукава, а бачок и кассету вкладывали внутрь шубы, просили кого-то завернуть шубу, чтобы на пленку не попал свет. После этого можно было делать классические операции проявления, закрепления и промывки пленки. Часто пленка оставалась полностью прозрачной или, наоборот, совершенно черной. Сразу скажу, что эта процедура не для нервных людей, и часто сразу указывает — может этот человек быть фотографом или нет, — поделился воспоминаниями Юрий Петрович. — Далее нужно было найти комнату с небольшим окном, заранее на раму в верхних углах вбивали гвозди, завешивали одеялом и ждали темноты. Иногда для этого использовали ванную комнату. На стол накладывали клеёнку, закрывали все газетой. На столе устанавливали увеличитель, снизу — кадрировочную рамку, три ванночки с растворами, непременный красный фонарь, на пол — тазик с водой для готовых снимков».

Для чего были эти хлопоты, подготовка растворов, шубы, одеяло?

«После негативной картинки на проявителе появляется портрет любимого человека, пейзаж или сюжет из путешествия. А утром вся семья повторно проживает прошедшие события, снимки аккуратно укладывают в альбом. Мама или бабушка пишет письма родственникам и знакомым, в которые обязательно вкладываются фотографии с карандашными описаниями на обратной стороне», — пояснил Юрий Петрович.

Со временем вся домашняя фотолаборатория отца перешла к сыну, так сказать, по наследству.

Рука об руку с фотографией

Со временем фотография для Юрия Петровича стала не просто увлечением, а частью профессиональной деятельности.

«В начале 90-х годов работы совсем не было, денег катастрофически не хватало, и каждый крутился, как мог. Тогда я работал в НИИ ядерной физики ТПУ. Мне предложили перевести из института в Академгородке электронный микроскоп РЭМ-100У в 11 корпус ТПУ. Я стал руководителем группы, которая занималась исследованием микрообъектов. Группа состояла из двух человек — работал я и инженер, который занимался ремонтом, потому что микроскоп часто ломался, — вспоминает Черданцев. — Изучали мы, чаще всего, размеры и форму отверстий, в так называемых ядерных мембранах. С монитора электронной трубки информацию снимали фотоаппаратом „Киев 60 ТТЛ“ с шахтным видоискателем. Появилась у нас специальная комната для обработки и широкоформатный увеличитель „Беларусь“».

1. Юрий Черданцев внутри вакуумной камеры. НИИ ЯФ ТПУ.
2. Юрий Черданцев возле вакуумной установки. НИИ ЯФ ТПУ. 80-е гг.
3. 11 корпус ТПИ, 60-е годы. Улицы Нахимова еще нет.
Фото из архива Юрия Черданцева

В суровые девяностые Юрий Черданцев попробовал себя и в роли профессионального фотографа, в свободное от работы время снимал школьные классы.

Юрий Петрович проработал в НИИ ядерной физики 20 лет, а затем устроился на кафедру общей физики ТПУ. Помимо преподавательской деятельности он продолжил заниматься исследованием объектов под микроскопом и их съемкой.

«На кафедре физики мы изучали взаимное воздействие водорода и радиации на металлы и сплавы, из которых были сделаны ядерные реакторы, наблюдали процессы деградации поверхности, — пояснил физик. — Фотоаппарат приходилось самостоятельно крепить к микроскопу. После того, как отснята пленка, ходил в мастерскую, которая находилась в магазине „Объектив“ на улице Учебной. Они проявляли пленку, через день я выбирал нужные кадры, затем снова шел в „Объектив“, чтобы мне напечатали фотографии. Стало понятно, что нужно искать цифровой фотоаппарат, но в то время это была очень большая проблема. Первый цифровой фотоаппарат я купил только в 2003 году».

Когда фотография становится историей

К началу 2000-х Юрий Петрович получил степень доктора физико-математических наук, стал профессором кафедры общей физики в ТПУ. Финансовое положение значительно улучшилось, необходимость снимать людей за деньги отпала. Теперь можно было, как и прежде, заниматься фотографией для души.

«Начал снимать Томск почти сразу, как у меня появилась цифровая камера. Я обратил внимание, что еще в 70-е годы внезапно стали исчезать деревянные дома. Дома горели, история исчезала на глазах. Я решил, что фотографировать новые многоэтажки ни к чему, они простоят еще 50 или 100 лет, поэтому стал снимать старые здания. Чем более старым и разрушенным был дом, тем было интересней», — рассказал фотограф.

Около 10 лет назад Юрий Петрович начал собирать фотографии старого Томска. Искал их везде: в библиотеках, в интернете, в книгах, в альбомах.

«В 2014 году Ольга Сулакшина организовала фотоконкурс „Путешествие во времени по городу Томску“, подготовила для печати большой альбом с материалами конкурса. В то же время, на сайтах Интернета появились работы Бориса Ослина и Юрия Ларионова. Сделать старые и новые фотографии с одним и тем же ракурсом и одним временным интервалом, к этому времени стало уже не актуально. Тогда-то я и начал составлять коллажи», — рассказал Черданцев.

Сегодня у фотохудожника уже есть несколько альбомов, в которых хорошо прослеживается изменение облика города, за плечами несколько персональных выставок. Самая первая прошла в 2015 году в Музее деревянного зодчества и называлась «Родной город». Сегодня работы Юрия Петровича можно увидеть в Музее истории образования Томского района в поселке Кисловка, в библиотеке «Компьютерный мир» на площади Южной, в Дорожном павильоне цесаревича в селе Семилужки, где открытие выставки совпало с 100-летием гибели Николая II и его семьи.

«Жена всегда поддерживала меня в моих стремлениях, выступала экскурсоводом на моих выставках, за что ей огромное спасибо, — с теплотой отметил Юрий Петрович. — Помимо супруги рядом всегда были люди, которые очень помогали с организацией выставок и их проведением. Это Ольга Сулакшина и руководитель проекта „Нити Небесного Света“ Светлана Ларионова».

Фотограф отмечает, что и сегодня город буквально меняется на глазах — благоустраивают парки, отстраивают целые микрорайоны. Поэтому, по мнению Юрия Петровича, актуальность съемки города не исчезает.

«В 2017 году была замечательная осень, красивые желтые тополя стояли на улицах города. Я пошел снимать аллею от проспекта Ленина до площади Кирова. Снял два огромных тополя, которые были шире, чем сама аллея. А сейчас пошел по этому маршруту — вместо двух деревьев остались два огромных пня», — рассказал Юрий Петрович.

Но, конечно, самые трепетные чувства фотохудожник испытывает к старой архитектуре. Он до сих пор прогуливается с фотоаппаратом любимыми маршрутами по улицам Пирогова, Водяной, Войкова. Не обходит стороной и каменные здания улицы Розы Люксембург и проспекта Ленина. Любит заглядывать во дворы и смотреть, что же скрывается за парадными фасадами исторических зданий. Мечтает провести фотовыставку, посвященную ледоходам на Томи с конца XIX века и до наших дней.

«Для меня самая большая ценность Томска заключается в его старине. Мне не надо никаких экзотических островов, все самое интересное и красивое есть здесь. Когда я вижу старый деревянный дом, в нём бревно неповторимого цвета, да еще если оно покрыто мхом, это вызывает у меня невероятный восторг, — признался Юрий Петрович. — Поэтому я люблю Томск просто за то, что он есть».

Текст: Валентина Бейкова
Фото: Вероника Белецкая, архив Юрия Черданцева

Тэги/темы: