18+
18+
Предприятие, Томскнефть ВНК, поисковики Томскнефть археологи война вахта памяти имена героев погибли сражались за родину Чтобы помнили. Стрежевские поисковики вернулись из экспедиции в Калужскую область

Чтобы помнили. Стрежевские поисковики вернулись из экспедиции в Калужскую область

Не так давно завершилась 22-я поисковая экспедиция «Вахта памяти». В ходе нее участники стрежевского оборонно-спортивного клуба «Десантник» искали и хоронили останки воинов, погибших в боях Второй мировой.

О том, как прошла экспедиция, и кто повторно «убивает» советских летчиков, «Томскому Обзору» рассказал руководитель клуба, командир поискового отряда «Память», Марат Санаев.

Две за три

Поисковый отряд из Стрежевого обычно организует три экспедиции в год. Так, за 22 полевые вахты поисковики сумели обнаружить и поднять 22 советских самолета. Но в нынешнем сезоне, в связи с проведением в России Чемпионата мира по футболу, количество экспедиций сократилось. Стрежевчанам пришлось подстраиваться под спортивное мероприятие.

«Об этом стало известно очень поздно, в мае, когда у нас уже были запланированы три летние вахты. Особенно насыщенной должна была быть вторая — июльская, во время которой мы собирались провести большой объем работы. Но из-за корректировок вахта не состоялась и все задачи июля были перенесены на короткую августовскую поездку», — вспоминает Марат Санаев.

В августовскую экспедицию отправились 9 школьников 10-17 лет и три командира. В течение 16 дней они работали на территории двух районов Калужской области: Ульяновском и Хвастовичском. За столь короткий срок поисковики из Томской области сумели сделать очень многое.

Обрели покой

Августовскую экспедицию поисковики разделили на две части. Первую неделю отряд работал в Ульяновском районе. Львиную долю времени здесь он потратил на организацию и проведение захоронений воинов, большую часть которых волонтеры «подняли» еще в прошлом году. За прошедший год были найдены родственники погибших пехотинцев. Внуки приняли участие в церемонии, прошедшей 10 августа в деревне Крапивной.

«Мы похоронили с воинскими почестями 27 солдат, чьи имена удалось установить. На церемонию приехали родственники двух солдат — из Нижегородской и Белгородской областей. Всем понравилось, как Козейская гвардейская ракетная дивизия подошла к организации прощания: был военный оркестр, салютная группа, группа почетного караула. Все это выглядело красиво и достойно», — рассказал Марат Санаев.

Вторая церемония массового захоронения прошла через неделю, 18 августа, в Хвастовичском районе, в день 75-летия освобождения этой территории от захватчиков. На мероприятии присутствовали в том числе министр здравоохранения области и другие чиновники.

«Мы похоронили 35 воинов. Одного из них, солдата Артеменко — сапера, который погиб в 1943 году при освобождении этого района, мы подняли прошлым летом, — рассказывает Марат Санаев. — Он был уроженцем Краснодара. Но, к сожалению, за год поисков родственники в России не были обнаружены, поэтому руководство Краснодарского края решило похоронить солдата там, где он погиб».

Память «убивают»

Штурвал Котлярова
Фото: Пресс-служба ОАО «Томскнефть» ВНК

Между погребальными церемониями поисковики не тратили время зря. За 16 дней ребятам удалось «поднять» 3 самолета: истребители Ла-5, Як-7б, и штурмовик Ил-2, до которого поисковикам пришлось сутки добираться на вездеходе. Также они проследили историю еще одного самолета, который был найден ранее. Более того, в «поднятых» в этом году самолетах Ла-5 и Як-7 были обнаружены останки летчиков с личными вещами (от которых почти ничего не осталось) и сохранившиеся номера двигателей. По ним поисковики смогли установить личность одного из пилотов и небезосновательно надеются на то, что смогут узнать имя и фамилию другого.

«Имя летчика „Яка“ было установлено практически через два дня. Им оказался 25-летний младший лейтенант Николай Егорович Котляров, уроженец Смоленской области. Он погиб 14 июля 1943 года. Сейчас мы написали ходатайство в военные комиссариаты, ищем родственников, чтобы доставить на родину останки погибшего пилота, — рассказал Марат Санаев. — В его самолете были наручные часы, куски куртки, шлемофона, рабочего планшета. Но номера моторов дают большую помощь в определении каждого летчика или самолета».

Третий самолет тоже удалось идентифицировать, несмотря на то, что он долгое время лежал в глубоком овраге, который заливало водой. На нем обнаружилась номерная деталь, которую сейчас идентифицируют эксперты.

Последний в минувшей экспедиции самолет начали «разрабатывать» еще в 2015 году, но только этим летом сумели достичь положительного результата. Поисковики смогли найти номерной узел мотора, с помощью которого можно определить личность погибшего пилота.

Омрачает ситуацию тот факт, что обнаруженные машины очень быстро разбирает местное население. Перед отъездом с «вахты» поисковикам сказали, где еще лежат самолеты. А это значит, что об этом знает вся деревня, и до следующего года павшие крылатые машины могут и не дотянуть.

«В наше время этих летчиков убивают во второй раз, потому что в первый раз они погибли в бою, а второй раз наши нерадивые граждане разбирают железки, растаскивают самолет на металлолом. Мы когда приходим, знаем тип самолета, но имя пилота установить уже не можем, только собираем останки, потому что самое нужное железо растащено. На месте даже номерную железочку алюминиевую не найдешь, ее уже утащили и сдали. Хотя вот такой кусочек железа с номером — это судьба человека», — отметил Марат Санаев.

Никто не забыт

Несмотря на большую загруженность, ребята не ограничивались захоронениями и розыском погибших воинов. Они увековечивали их память на местах гибели.

«У нас традиция с прошлого года: на каждом самолете, где найдены останки летчиков, ставим обелиск в память о них. В прошлом году мы установили пять таких памятников, в этом году — еще один. В следующем году планируем поставить еще два обелиска», — рассказал Марат Санаев.

Двухсоткилограммовые железобетонные обелиски поисковики делают собственными руками. До места их доставляют на машинах, а порой и на собственных плечах. Чтобы страна не забыла своих героев, ребята крепят к обелиску табличку со стихами и именем пилота. Если же имя неизвестно — его место занимает надпись «безымянный летчик, погибший в сражениях за Отечество».

«Местное население, собирая в лесу грибы и ягоды, попадает на эти места и знает, что здесь погиб кто-то из неизвестных летчиков», — добавляет Марат Санаев.

Он также рассказал, что останки поднятых, но не захороненных летчиков хранят в специальных ящиках в «холодных» помещениях. Поисковики надеются, что позже смогут раскрыть их личности, связаться с родственниками и похоронить воинов на их родине.

«Мы за эту вахту подняли всего 10 останков: восьми пехотинцев и двух летчиков. Очень много разведки провели, на будущие вахты уже есть задел рабочий. Осенью мне придется еще раз вернуться в Калужскую область, возможно, с кем-то из помощников, потому что в октябре нам поручено доставить на родину останки „поднятого“ в прошлом году гвардейца Ильина, одного из найденных нами 28 погибших гвардейцев, — рассказал Марат Санаев. — Нашлись его родственники, пять внуков, которые проживают в Тамбове. Сейчас идут подготовительные действия, чтобы его доставить, и где-то в начале октября он найдет покой в Тамбовской области».

Общее дело

Однако успех поисковиков складывается не только из усилий ребят, работающих в экспедициях. За ними стоят люди и организации, делающие так, чтобы эти поездки могли случиться. Только одна экспедиция обходится организаторам в 300-350 тысяч рублей. Сюда входят затраты на еду, авиаперелеты, бензин, запчасти и сами погребальные услуги на местах гибели советских воинов. Ежегодно поисковикам приходится собирать внушительные суммы для организации своих экспедиций. Традиционно серьезную помощь в этом вопросе им оказывает АО «Томскнефть ВНК», которое берет на себя львиную долю затрат.

«Мы проживаем очень далеко от передовых линий фронта, добираться туда и проводить долгие поисковые действия — довольно затратно. Поэтому я бы хотел поблагодарить всех, кто оказывал нам содействие. Особенно нашего генерального спонсора — акционерное общество „Томскнефть“. Нефтяники помогают нам ежегодно, — отмечает Марат Санаев. — Помощь приходит и от других организаций. Общими силами они снаряжают наш отряд для выполнения этой важной и необходимой миссии».

Текст: Егор Хворенков
Фото: Пресс-служба ОАО «Томскнефть» ВНК

Тэги/темы: