18+
18+
Рассказано, Образование и наука, Люди, Наставники, ТГУ, зоя ивановна резанова тгу когнитивная лингвистика компьютерная лингвистика филфак профессор Наставники. Зоя Резанова: «Мы любим науку в себе»

Наставники. Зоя Резанова: «Мы любим науку в себе»

Основная сфера интересов профессора филфака Зои Ивановны Резановой — компьютерная лингвистика, а обязательным условием для современной науки она считает междисциплинарность.

О том, как девушка из Алтайского края стала самой молодой заведующей кафедрой в ТГУ и почему современным лингвистам не обойтись без математики, читайте в новом материале проекта «Наставники».

Выбор и везение

Зоя Ивановна родом из Алтайского края. После школы она поступила на историко-филологический факультет Алтайского госуниверситета, что в Барнауле.

— На филфак часто приходят девочки и мальчики, которые любят читать, и конечно же, я из этого среднего типа девочек, — объясняет Резанова свой выбор специальности. — Я даже рассматривала вариант поступления в пединститут, но, слава богу, мой старший брат, который учился в ТГУ, сказал: «Нет, нет, если учиться — только в университете». И я поступила в университет, который дает несколько другое отношение к объекту изучения, к литературе. А когда я своей специализацией выбрала язык, мои педагоги говорили, что зря, потому что у меня прекрасно получался анализ художественного текста на семинаре по литературоведению.

Дальнейшую судьбу будущей исследовательницы языка определила встреча с научным руководителем Николаем Даниловичем Голевым. Если бы он не порекомендовал ее — единственную из курса — на обучение в аспирантуре Томского государственного университета, ей светило бы распределение на три года учителем в одну из школ Алтайского края.

— Когда была встреча в честь 30-летия нашего выпуска из АлтГУ, я еще раз позвонила Николаю Даниловичу и сказала: «Спасибо, что вы выбрали меня тогда, увидели во мне то, что я сама еще в себе не видела! С тех пор я абсолютно гармонично существую и с большим удовольствием занимаюсь тем, что мне нравится, — говорит Резанова.

Образование и словообразование

Вторым своим везением в жизни Зоя Ивановна считает то, что в аспирантуру она попала к Маине Янценецкой, в то время — без пяти минут доктору филологических наук. В 1979 году Маина Николаевна как раз заканчивала докторскую диссертацию, которую нужно было напечатать на машинке в пяти экземплярах, и аспиранты помогали ей править работу: искать сделанные машинистками опечатки, вырезать и наклеивать на их место нужные буквы. Это помогло Зое естественным образом войти в аспирантский кружок и сдружиться с коллегами.

Маина Николаевна была совершенно замечательная научная руководительница, невероятно интересная женщина и наставник. Главный навык, который она мне дала: в аспирантуре нужно изучать не свою конкретную тему, а пытаться быть исследователем в области языка как такового. Она успела выпустить немного аспирантов, всего 10 или 11. Мы все дружим, у всех сложилась карьера, почти все уже защитили докторские диссертации.

Предметом исследования Зои Резановой, как и многих ее коллег с филологического факультета в то время, были вопросы словообразования.

— Вы знаете, в науке всегда какая-то тема становится актуальной, а в то время все были увлечены исследованием словообразовательных процессов, — объясняет она. — Грамматика 1956 года представляет уровневую модель языка, но там нет словообразовательного уровня. Курса словообразования в университетской программе также не было, он был растворен в морфологии. Однако на определенном этапе развития русистики он начал осознаваться как особый уровень со специфическими единицами — словообразовательными морфемами и моделями, по которым создаются новые слова.Кандидатская диссертация Зои Ивановны была посвящена словообразующим возможностям существительного. Докторская, которую она защитила в 1998 году, также развивала эту тему и называлась «Функциональный аспект словообразования». В своих научных работах Резанова использовала новаторский для того времени когнитивный подход, который означает исследование связи языка с сознанием и мышлением.

В Китай и обратно

Однако путь к защите докторской диссертации не был прямым. После окончания аспирантуры было не так просто остаться работать в университете. Зоя Ивановна год была на ставке лаборантки, потому что не было преподавательских вакансий. Когда кто-то из коллег уехал работать за рубеж, заняла это место, а потом и сама уехала работать в Китай.

— Это был один учебный 88-89-й год, совершенно замечательное время. Тогда как раз после долгого перерыва возобновили дипломатические отношения с Китаем, и я приехала преподавать русский язык в университете города Ухань. Это большой город, 8-10 миллионов жителей. И совершенно другой мир. Китайские университеты уже в то время строились по принципу кампусов, и это было невероятно красивое место: кампус стоял на холмах, в которые красиво вписаны студенческие и преподавательские общежития. Китай невероятно различен. Мы много путешествовали, проехали с севера на юг всю страну. Юг тогда уже был очень сильно американизирован, а север — все еще коммунистического типа. Страна переодевалась из одинаковых зеленых костюмчиков в европейскую одежду, шло сильное проникновение американской культуры. Конкурс в университеты был огромный, студентов — очень много. И хотя на русский язык приходили те, кто не прошел на английский, — это были способные ученики, и уже на втором курсе они уже неплохо со мной говорили. Невероятно, но лет пять назад я поехала в Шанхай на большой международный конгресс преподавателей русского языка и литературы. И туда приехали те студенты, которых я когда-то учила! Совершенно не надеялась на эту встречу, а она состоялась!

После возвращения из Китая Резанова пришла работать на кафедру общего, славяно-русского языкознания и классической филологии. И уже в 1992 году она сменила на должности заведующей кафедры свою наставницу Маину Николаевну Янценецкую, став самой молодой завкафедрой в ТГУ. К сожалению, это назначение было связано с тяжелой болезнью и смертью Маины Николаевны. Было ли сложно первое время?

— Сложно было только в том, что я была молодой среди аксакалов, — отвечает на вопрос Резанова. — Зато это был такой период застоя, все было накатано, предопределено, и вписаться в работу было достаточно легко. Вообще, у нас все преподаватели невероятно любят свою работу, — продолжает она, — когда мне задали вопрос: «Как бы вы определили своих коллег, какая их самая яркая черта?», я ответила (и до сих пор так думаю) — их отличает то, что каждый считает предмет своего исследования самым главным в жизни.

«Когнитивные времена»

Как выражается сама Зоя Ивановна, после защиты ею докторской диссертации в 1998 году начались «когнитивные времена» — новое направление в языкознании вошло в горизонт научных интересов российских лингвистов.

В то время несколько моих аспирантов защитили диссертации по теории метафоры. Как сказал один из видных американских лингвистов, «метафоры как языковые выражения становятся возможны именно потому, что существуют метафоры в понятийной системе человека». Метафора считалась одной из базовых когнитивных операций человека, той самой чертой, которая делает наш когнитивный аппарат человеческим. И хотя недавно выяснилось, что высшие приматы тоже могут порождать метафоры, тем не менее они не могут породить метафоры типа «воробьиная хрупкость затылка ребенка». Все, что мы видим в реальности, может быть переосмыслено метафорически. И все, что мы не можем объять непосредственно, мы выражаем через образы и метафоры.

На рубеже веков вышла коллективная монография кафедры: «Метафорический фрагмент русской языковой картины мира», где Резанова с учениками описывала пространство, время и звук. Исследователи отвечают на такие сложные вопросы: как звук понимается через метафоры; как в сознании человека соотносится пространство и время; как можно по метафорическим обозначениям звучания речи понять способы интерпретации мира носителями языка.

Потом исследователи взялись изучать политическую сферу, в которой восприятие социально-значимого объекта можно изменить с помощью нескольких ярких метафор. Эта работа продолжается до сих пор: на кафедре исследуют, в частности, метафорическое моделирование украинского конфликта. Одна из учениц Зои Ивановны готовит диссертацию на тему метафоры в политическо-ориентированном медийном дискурсе как средства интерпретации конфликта.

Любимые ученики

Всего под научным руководством Зои Ивановны Резановой подготовлено 20 кандидатских и пять докторских диссертаций. Многих из своих учеников она вспоминает с любовью и уважением. Среди них — Наталья Мишанкина — теперь уже доктор наук, профессор факультета журналистики. Юлия Эмер, начальник управления информационной политики ТГУ. Из молодого поколения — Алексей Миклашевский, Елена Некрасова, у которых руководительница отметила умение занять исследовательскую позицию и выступать организаторами проектов. Константин Шиляев, который работает и на факультете иностранных языков и руководит магистерскими работами по компьютерным технологиям. Из нынешних аспирантов — Тимур Машанло, исследующий особенности процессов чтения иероглифической письменности русскими студентами с помощью новых технологий, Андрей Степаненко, который во многом организует деятельность лаборатории в сфере компьютерной лингвистике.

— В каждом поколения аспирантов есть те, кто любит себя в науке и те, кто любит науку в себе, — рассуждает Зоя Ивановна. — Вот мы любим науку в себе и занимаемся тем, что доставляет удовольствие. Таких людей, как мои коллеги, не надо заставлять ничего делать, они сами ставят задачу и сами умеют ее решать, а я выступаю, выражаясь метафорически, только как огранщик алмаза, из которого рождается бриллиант. Мне с такими людьми невероятно нравится работать. В своих областях они знают гораздо больше меня, и именно такие люди мне интересны.

Между дисциплинами

Междисциплинарное взаимодействие на кафедре общего, славяно-русского языкознания и классической филологии стало закладываться задолго до того, как эти слова вошли в моду. Как говорит Зоя Резанова, кафедра прошла несколько кругов расширения междисциплинарного взаимодействия.

— Первый прорыв был еще в рамках филологии, — говорит она. — Когда я только входила в преподавательскую деятельность, был разгар структурализма. Вся научная деятельность строилась по жесткой структуре, никто не выходил за рамки своего направления. А у нас на кафедре собрались и «классики», изучавшие древние языки, и «современники», чьим предметом было современное состояние языка. И они прекрасно общались и обменивались знаниями друг с другом.

Уже в перестройку и постперестроечное время ученые кафедры вышли за пределы лингвистики. Был создан Межрегиональный институт общественных наук, который финансировал Фонд Сороса, и первые когнитивные проекты были сделаны на грант от этого института. Затем была победа во внутреннем университетском конкурсе, благодаря которой создана Лаборатория когнитивных исследований языка. Сотрудники кафедры смогли выезжать за пределы региона и страны, приглашать зарубежных партнеров и войти в международную парадигму, но со своей темой — изучением своеобразия русского языка.

Сегодня будущие лингвисты из ТГУ совсем другие, если сравнивать со студентами 10-20-летней давности. Например, на направлении «Фундаментальная и прикладная лингвистика» нет глубокого изучения литературы, зато есть математика и компьютерные технологии. Без помощи статистики и математических методов невозможно обрабатывать результаты лингвистических исследований. Но нужно было идти еще дальше.

— Два года назад мы совершили прорыв, это была в чем-то авантюрная история, — рассказывает завкафедрой. — Мы решили вывести лингвистику в ТГУ на уровень междисциплинарного взаимодействия — применения компьютерных технологий в автоматической обработке текста. И открыли магистратуру по двум программам, компьютерной и когнитивной лингвистике, которые в этом году интегрировали в одну.

Электронный репортер

На магистерской программе «Компьютерная и когнитивная лингвистика» 15 мест. Интерес к ней очень большой: так, на нее пришли одновременно четыре кандидата наук: два историка, философ и лингвист. Они осознали, что писать докторскую диссертацию старыми методами невозможно, нужно добирать знания в области новых технологий.

Компьютерные дисциплины дают механизмы для обработки языка. Для своих задач лингвисты изучают статистику, языки программирования Python и R, text mining для анализа больших текстовых корпусов и так далее.

— Когнитивная лингвистика говорит, что в языке есть огромное количество неверифицированной информации: то, что мы знаем интуитивно, а компьютер не может идентифицировать, потому что у него нет человеческого опыта. Компьютерная лингвистика пытается это знание алгоритмизировать, — объясняет Зоя Ивановна.

В изучении компьютерной лингвистики филологи занимаются не столько теоретическими исследованиями, сколько решением практической задачи. По заказу одной из компаний в лаборатории работают над созданием программы для автоматической генерации новостей. О том, как строилась эта работа на этапе организации, рассказывает Зоя Ивановна:

— Перед тем, как приступить к задаче, мы решили провести первый в России хакатон по автоматическому анализу текста с кейсом из реальных областей. Наш партнер ТПС-банк дал задание — проанализировать отзывы клиентов при помощи компьютерных алгоритмов. Победители получили места в нашем проекте: среди них были и наши магистранты, и бакалавры-программисты.

Проект поддержал научный фонд им. Д.И. Менделеева, в качестве партнера в него вошла также компания «Элекард». На выходе должен получиться генератор новостей. И это совсем непростая задача.

— Во-первых, нужно научить машину извлекать информацию из текста. Затем можно научить ее синтезировать текст по определенному образцу, — поясняет Резанова. — Это не значит, что машины будут делать аналитику. Но создать маленькое сообщение из большого — это, как мы считаем, возможно.

Молодая команда

Чтобы успешно работать на стыке лингвистики и современных компьютерных технологий, завкафедрой пошла по пути омоложения команды. Общие требования к новым сотрудникам были примерно такие: молодые люди, владеющие английским языком и готовые отринуть старые стереотипы.

Это абсолютно новое поколение, с ними невероятно интересно работать, они знают, что им надо. Я уже в другой позиции по отношении к ним. Я не могу быть специалистом во всех областях, давно уже не ставлю перед собой эти амбиции. В целом я понимаю идеи и перспективы развития проекта, и выступаю как организатор, понимающий его сущность. Но я понимаю, насколько быстро развиваются эти технологии и не пытаюсь догнать все и сразу.

Текст: Катерина Кайгородова
Фото: Алена Кардаш

Тэги/темы: