18+
18+
Город, Краеведение, Деревянная архитектура, Катерина Маас, Истории томских зданий, хромов усадьба томск старец федор охрана защита деревянного зодчества ирина евтихиева Святой дом. Как разрушается памятник, в котором гостил старец Федор

Святой дом. Как разрушается памятник, в котором гостил старец Федор

обозревательница
Катерина Маас

На улице Крылова, 26 стоит полуразрушенный деревянный дом без крыши. Своим запущенным внешним видом он удивляет гостей Томска и многих горожан: почему эта «развалина» столько лет находится в самом центре?

Но среди знатоков городской истории этот дом известен как главный дом усадьбы купца Хромова; а это одно из самых интересных мест Томска, с которым связана почти фантастическая история. Усадьба примечательна двумя событиями: здесь жил легендарный старец Федор, по преданию — император Александр I в добровольном изгнании, а его келью в июле 1891 года посетил цесаревич Николай во время своей поездки по империи.

Сейчас в одном из домов, входивших в усадьбу (ул. Крылова, 26а) живут люди. Второй (ул. Крылова, 26) много лет пустует. Собственник земли и здания не предпринимает решительных шагов, а мэрия не берет обязательства по сохранению исторического наследия. Почему может исчезнуть еще один памятник истории и можно ли остановить этот процесс, разбираемся в нашем материале.

Старец и купец

Крылова, 26, главный дом усадьбы купца Хромова
Фото: Владимир Дударев

Сперва немного истории. В дореволюционном Томске купец Семен Феофанович Хромов был одним из богатых золотопромышленников. На улице Монастырской, ныне Крылова, он владел несколькими домами. Сам он жил в доме по адресу Крылова, 26а, и соседний дом, который сегодня разрушен, также входил в его усадьбу; в разное время дом был то жильем дочери Хромова, то помещением для банка ее мужа, Ивана Чистякова. Когда купец пригласил старца Федора в Томск, то построил для него келью на окраине своего сада.

Дом усадьбы Хромова на Монастырской улице
Фото: открытка из частной коллекции

Келья старца Федора Кузьмича
Фото: открытка из частной коллекции

Отношения со святым занимали особое место в жизни Хромова. С 1858 по 1864 годы Федор Кузьмич проживал в усадьбе Семена Феофановича. Более того, Хромов лично объехал всех, кто в Сибири знал старца, и собрал огромное количество свидетельств очевидцев. Фактически он создал своеобразный архив, которым сегодня пользуются исследователи и писатели, желающие изучить личность загадочного старца.

Сам Семен Феофанович верил, что старец Федор не кто иной, как император Александр Первый, инсценировавший свою смерть и отправившийся в пешее путешествие по стране. Хромов относился к своему гостю с огромным почтением и даже называл его «отцом».

После революции наследники купца потеряли все права, а дом несколько раз менял предназначение. В советское время и до конца 90-х он принадлежал областному Управлению образования, и служил гостиницей и учебным корпусом для Центра повышения квалификации педагогов. Затем, в 2000 году исторический памятник в центре города вдруг оказался никому не нужен.

Семнадцать лет пренебрежения

Ирина Евтихиева, искусствовед, сотрудница Томского художественного музея
Фото: Владимир Дударев

Ирина Евтихиева, известный искусствовед и сотрудница Томского художественного музея, хорошо помнит, как началась эта история.

В 2000 году Управление образования передало дом по адресу Крылова, 26, в собственность предпринимателю Виктору Марченко. На что именно обменяли в тот момент историческое здание, градозащитники так и не узнали. Но зато увидели, что бизнесмен сразу приступил к делу, и первым делом снял крышу с крепкого столетнего дома. Томские общественники, среди которых были и Ирина Евтихиева, и правнучка купца Хромова Евгения Александровна Благовещенская, а также известные томские краеведы Юрий Гармаш и Геннадий Скворцов, немедленно организовали дежурства у дома Хромова — так они пытались остановить снос здания.

— Лиственница стен под обшивкой была абсолютно желтой и свежей, без каких-либо проблем, она даже пахла, как недавно срубленное дерево! — вспоминает Ирина Александровна.

К делу подключились томское телевидение и газеты, происходящим заинтересовались даже в Москве. И снос приостановили. Однако городские власти на тот момент не предложили провести консервацию здания, так что до настоящего времени оно стоит в том виде, как его и оставили в 2000 году. Даже хуже: после крыши утраченными оказались и часть стен, и внутренняя отделка, внутри дома проросли деревья.
За прошедшие семнадцать лет вопрос реставрации дома неоднократно поднимался в самых разных кругах.

5 июля 2003 года, в день обретения мощей святого Федора, нынешний митрополит Томский и Асиновский Ростислав заложил камень в основание будущей часовни на месте бывшей кельи Федора Кузьмича. Сегодня камень наполовину врос в землю, никакой часовни на месте него так и не появилось, зато рядом с историческим и ремесленным памятником работает мужской клуб «Ягуар».

Камень, заложенный в основание часовни на месте кельи старца
Фото: Владимир Дударев

При этом каждый год в Алексеевский монастырь к могиле старца Федора приезжают паломники, которые, конечно же, посещают и камень на углу проспекта Фрунзе и улицы Крылова. По словам Ирины Александровны, они не перестают удивляться тому, в каком состоянии находится историческое здание, и даже пытаются поднимать эту тему на разных уровнях. Но пока разговоры так и остаются разговорами.

В 2005 году «Томск исторический» и Наталья Александровна Лисовская разработали проект, который назвали «Императорский квартал». В нем предусматривалось восстановление дома на Крылова, 26 в его первоначальном виде, а также расселение соседнего жилого дома по 26а, который тоже входил в усадьбу Хромова. В квартале планировали сделать культурно-исторический и деловой центр, а деревянные дома отреставрировать и приспособить под гостиницу для паломников. Но из-за высокой стоимости проекта и отсутствия к нему интереса со стороны городских властей он ушел в архив.

Между делом в 2006 году к Виктору Марченко перешли права и на землю под домом. Так он стал полноправным владельцем участка и строения на нем. Но, как отмечает Ирина Евтихиева, к счастью, не предпринял никаких решительных шагов по сносу здания. Следующие три года оно продолжало медленно разрушаться.

Усадьба Хромова сегодня
Фото: Владимир Дударев

В 2009 году у бизнесмена появился проект томского архитектора Олега Лещинера, по которому на месте дома купца Хромова предполагалось построить многоэтажное здание с подземной парковкой. Тогда люди, заинтересованные в сохранении дома, смогли пробиться в Министерство культуры, откуда в Томск поступил звонок с требованием отменить строительство на этом месте.

— Все труднее и труднее становится отстаивать с историко-культурных позиций какие-то памятники. Хотя все вокруг, начиная с гаранта Конституции, непрестанно говорят о важности развития внутреннего туризма — в том числе и в рамках восстановления общенациональных ценностных ориентиров. Мы только начинаем понимать, что защита исторического наследия, сохранение нашей истории и культуры в целом это и есть вопрос национальной безопасности и самоидентичности! — так Ирина Александровна оценивает ситуацию сегодня.

Снова «вспомнили» о существовании усадьбы и связанной с ней легенды в 2012 году — в связи с юбилеем победы русских войск над Наполеоном. Но и на этот раз дело ограничилось только словами.

А вот французский документалист Марк Жонсон (Marc Jeanson) в 2014 году в сотрудничестве с томскими специалистами снял фильм в честь 150-летней годовщины со дня смерти старца Федора.

В нем доказывается, что святой Федор и есть Александр Первый. В российский прокат фильм не вышел — его просто не купили. А вот среди специалистов, изучающих тот исторический период и события, он известен и пользуется популярностью.

— Сменилось два губернатора и три мэра. Все это время активисты рассылают какие-то письма, ходят на приемы в Москве. Потому что дом-то стоит, разрушается! — делится переживаниями Ирина Александровна. Но, по ее словам, дело так и не сдвигается с мертвой точки.

Лед тронулся? Следите за руками

Дом находится в бедственном состоянии и постепенно разрушается без присмотра
Фото: Владимир Дударев

В 2015 году губернатор Томской области Сергей Жвачкин встретился с томским митрополитом Ростиславом, после чего вопрос о доме купца Хромова снова был поднят на ряде собраний. Областная администрация озаботилась постановкой усадьбы на государственную охрану как достопримечательного места, связанного с жизнью старца Федора. Спустя два года обсуждений и решений усадебному комплексу, состоящему из двух зданий и сквера, на месте которого когда-то стояла келья старца, присвоили статус объекта культурного наследия регионального значения.

Казалось бы многострадальная усадьба Хромова, наконец-то обрела защиту. Но все не так просто.

В акте государственной экспертизы особое внимание было уделено материалу стен главного дома усадьбы Хромова. В документе подчеркивалось, что особая ремесленная и технологическая ценность полуразрушенного здания в том, что оно построено из дерева, с использованием затесанного бруса, соединенного «в лапу». Именно материал стен решено было сделать элементом, требующим обязательного сохранения. Это не простая формальность. Включая в предмет охраны такое требование, эксперт «страхует» здание от сноса и возведения на его месте бетонной коробки, для вида облицованной деревом.

Фрагменты Акта государственной историко-культурной экспертизы о включении объекта культурного наследия в единый государственный реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации и определения категории историко-культурного значения выявленного объекта культурного наследия «Памятное место, где в середине XIX в. располагалась усадьба купца С.Ф. Хромова, в которой с 1858 по 1864 гг. жил старец Федор Кузьмич» по адресу: Томская область, г. Томск, Крылова (улица), 26, 26а

И вот именно этот пункт неожиданно оказался исключен из перечня особенностей, подлежащих сохранению, в приказе об утверждении предмета охраны, размещенном на сайте областного комитета по охране объектов культурного наследия. Заодно из предмета охраны оказались исключены некоторые другие важные особенности, необходимость сохранения которых также указывалась в акте экспертизы: упоминание о том, что оконные рамы памятника были деревянными, а также необходимость сохранить габариты и конфигурацию кирпичного цоколя.

Дом сложен из тесаного бруса «в лапу»
Фото: Владимир Дударев

Общественники обеспокоены тем, что на основании этого решения на месте одного из наиболее знаковых томских деревянных зданий могут построить очередной бетонный муляж. Вроде тех, которые уже стоят на Кирова, 26, Дзержинского, 10 и даже на месте здания на Красноармейской, 65/1, располагавшегося рядом с другим брендовым томским зданием — «Домом с жар-птицами» на Красноармейской, 67/1.

Как будут развиваться события дальше, неизвестно. Но законодательные препоны на пути собственника, который, как говорят, давно добивался права возвести на этом месте бетонный новодел, облицованный «под дерево», устранены.

Топим золото в болоте

Ирина Евтихиева: «Я тысячу раз лет говорила, что мы не ценим и не понимаем того, чем обладаем!»
Фото: Владимир Дударев

Мы пригласили Ирину Александровну прогуляться по улице Крылова. По ее словам, несмотря на восемнадцать лет откровенного пренебрежения участком и памятником, дом все еще можно восстановить. Отчасти этому способствуют удивительно крепкие стены, а еще кирпичное основание.

На старых фотографиях хорошо видно, что у дома был цокольный этаж с окнами. Со временем, конечно, он ушел под землю, и дом как бы врос в почву. Но с другой стороны, это способствовало сохранению здания — пока у него есть такой крепкий фундамент, ему ничего не страшно.

— Вся Европа преобразовывает старые дома в престижные административные здания и элитное жилье, именно поэтому нам так нравятся их уютные старые ресторанчики и удобные гостиницы с привлекательными видами на древние улицы. Я тысячу раз лет говорила, что мы не ценим и не понимаем того, чем обладаем! В конце концов, даже с экономической точки зрения мы просто выбрасываем в болото золото, которое завтра принесло бы нам прибыль, — заканчивает Ирина Александровна.

Тэги/темы: