18+
18+
Город, Томск исторический, Деревянная архитектура, Истории томских зданий, татарская 6 томск деревянный дом старый история зодчество татарская слобода заисток Один в поле воин. История дома на Татарской, 6, который жильцы спасают своими силами

Один в поле воин. История дома на Татарской, 6, который жильцы спасают своими силами

Почти в самом начале улицы Татарской стоит двухэтажный деревянный дом с окнами, украшенными резьбой. Формально это памятник регионального значения, но на деле за его состоянием следят только жильцы.

Как сегодня живут в доме, который не хочет брать под свое крыло ни муниципалитет, ни управляющие компании — рассказываем в нашем материале.

Дом, который построил…?

С исторической точки зрения о появлении дома на Татарской мы знаем немного: ни автора проекта, ни строителя, ни заказчика и владельца так и не получилось установить. По возрасту строение примерно соответствует началу 20-го века, но эта информация основана на сопоставлении с аналогичными городскими постройками.

Детали декора
Фото: Владимир Дударев

Полной информации о доме и его жильцах, которые занимали квартиры до советского периода, нет. На сайте Центра по охране памятников он обозначен как «доходный жилой дом», и акцент в описании сделан на архитектурные особенности. Но по ряду косвенных признаков нынешние жильцы составили свою картину истории дома.

Например, только в одной квартире на втором этаже потолки в комнатах украшены богатой лепниной. К сожалению, в последние годы крыша подтекает, и сегодня украшение частично утрачено. Печные затворки в этой квартире также отличались более богатым узором. Возможно, все это — признаки того, что в этой части дома проживала семья владельца.

Лепнина и печная затворка в квартире №1. Сейчас они побелены, но жильцы помнят, что когда-то лепнина была цветной
Фото: Владимир Дударев

В коридоре на входе в квартиру №1 сохранился лифт. Предполагают, что в нем поднимали наверх готовые блюда из кухни. А если зайти во двор, можно увидеть балкон. На него выходит два окна из жилого помещения, и это также доказывает, что весь дом или только его второй этаж предназначался для одной семьи.

Вид с балкона дома
Фото: Владимир Дударев

Но главная легенда дома связана с Яковом Юровским, который руководил расстрелом царской семьи. Он родился в Томской губернии и неоднократно возвращался в Томск, а в 1912 году был арестован именно в доме на Татарской, 6. Эта история заставила не одно поколение местных мальчишек излазить дом снизу доверху в поисках спрятанного оружия, например.

— В купеческих домах всегда живут легенды, Томск-то мифогенный, — отмечает нынешняя жительница дома Елена Макарова.

Если вы окажетесь возле здания, обратите внимание на декор фасада: богатая резьба, большое количество накладных деталей, и все это не только на «уличной» стороне, но и со двора. Как и многие другие дома того периода, это здание стоит на высоком каменном подклете.

Дом основательно ушел в землю, но часть заложенных окон все еще видна
Фото: Владимир Дударев

В архиве Елены Макаровой нашлось фото, по которому видно, как сильно осел дом: в 1956 году окна подвала еще не были заложены
Фото: Владимир Дударев

Преподавательский дом

Более-менее ясной история становится только с 30-х годов 20-го века, когда дом берет под свое крыло Томский автодорожный техникум. В то время он занимает здание на проспекте Ленина, в котором сегодня находится онкологический диспансер. Поэтому для квартир преподавательского состава выбирают жилой дом в центре города, в пешей доступности от учебного корпуса.

Старый альбом Елены Макаровой
Фото: Владимир Дударев

Для преподавателей и их семей выделяют четыре квартиры на первом и втором этажах, а в подвале делают комнаты для студентов. Когда техникум переехал в новое здание на улице Суворова с пятиэтажным общежитием поблизости, студентов сменили работники техникума — уборщицы, сантехники и другие.

С 30-х годов в доме жили семьи, имена которых хорошо известны в Томске до сих пор: бывшие директора автодорожного техникума Михаил Смокотин и Иосиф Яворский, завуч Алексей Пичугин, преподаватель Дмитрий Авдошин. Вокруг дома формировалась особая интеллигентская атмосфера, и жизни многих детей из этого дома в итоге оказались связаны с университетом.

Елена Макарова, жительница дома по Татарской, 6
Фото: Владимир Дударев

Наша собеседница Елена Макарова, внучка Алексея Евгеньевича Пичугина, например, преподает в Томском государственном университете. Она родилась в этом доме, но затем вместе с родителями на двадцать лет уехала в Молдавию. Но высшее образование завершала уже в Томске, на филологическом факультете ТГУ. В дом на Татарской Елена вернулась после того, как умерла ее мама.

Квартира Елены Макаровой
Фото: Владимир Дударев

Соседство преподавательского состава и служащих продолжалось вплоть до начала 80-х годов, когда Егор Кузьмич Лигачев распорядился расселить подвалы. Так в доме на Татарской, 6, остались только жильцы «преподавательских» квартир. Подвал сделали непригодным для жилья, в частности, разрушили печи, и это привело к последствиям: дом начал оседать, в квартирах на стенах регулярно появляются трещины. Кроме этого, подвал часто затапливает.

Пушистые жильцы дома по Татарской, 6
Фото: Владимир Дударев

Из-за этого жильцам сложно делать ремонт или как-то улучшать жилье. Невозможно поставить новые окна или железную дверь — рама не встанет ровно. Есть сложности с канализацией — уклон и разный уровень труб создают условия для засоров. В итоге и продать квартиру за хорошие деньги практически нереально.

Квартиру Елены Макаровой признали полублагоустроенной и оценили всего в 900 000 рублей. А ведь дом находится в самом центре города!
Фото: Владимир Дударев

Дом на самоуправлении

Главная проблема дома — с тех пор, как в 2010 году его сняли с баланса Автодорожного техникума, он живет сам по себе. Несмотря на обещание директора техникума передать дом на баланс управляющей компании, за восемь лет этого так и не произошло.

В процессе жильцам пришлось приватизировать квартиры. Выбора у них фактически не было: либо съехать с обжитого места в комнату общежития, либо взять на себя полную ответственность за жилье. И это тоже привело к последствиям: в доме четыре квартиры, этого недостаточно, чтобы организовать ТОС (территориальное общественное самоуправление).

Алексей Авдошин, сын первого жильца дома и второй наш собеседник, ходил по управляющим компаниям, которые обслуживают улицу Татарскую. Никто не хотел брать на баланс дом без капитального ремонта, с проблемным подвалом и крышей. В доме 25 лет не меняли систему отопления, крыльцо покосилось, все это требует внимания, но в первую очередь денег.

Алексей Авдошин — один из сыновей Дмитрия Авдошина. Он, братья Смокотины и Яворские — все провели детство или его часть именно в доме на Татарской
Фото: Владимир Дударев

В итоге здание на Татарской, 6 превратилось в дом на самоуправлении. Ни у одного соседнего дома такой проблемы нет, все они перешли из-под надзора ЖЭУ в УК. Правда, есть надежда, что удастся сделать хотя бы косметический ремонт, воспользовавшись лазейкой в законе: в доме есть полуприватизированная квартира, и это дает основание запрашивать помощь у государства.

— Несмотря на то, что дом относится к памятнику исторического деревянного зодчества, никакой помощи от властей, даже при аварийных ситуациях, из ряда вон выходящих, мы не получили ни разу! — рассказывает Алексей Дмитриевич.

Несколько лет назад разрушение основания печей в подвале привело тому, что вниз «поехали» камины в квартирах, а значит, и весь дом в очередной раз «повело». Жильцы обращались во все инстанции, но помощи не получили. В итоге владельцы квартиры купили кирпич, наняли рабочих и полностью переложили основание печей.

Камин в одной из квартир, который пришлось ремонтировать
Фото: Владимир Дударев

Затем под верандой, которая находится со стороны двора, вывалилась часть фундамента. И снова жильцы отремонтировали все своими силами. Два года назад ураганный ветер сорвал листы железа с крыши. На помощь не пришло даже МЧС.

В последний раз на запрос о помощи из районной администрации пришел ответ на трех листах. В нем перечислялась известные жильцам факты: квартиры приватизированы, дом не находится в муниципальной собственности. А итогом стало обещание провести ремонт фундамента в отдаленном будущем, приблизительно в 2040 году.

Елена Макарова уже брала один кредит на ремонт квартиры. Вероятно, для ремонта крыльца ей снова придется обратиться в банк
Фото: Владимир Дударев

— Все проблемы решаются только жильцами. Никакого государственного вмешательства, — подводит итог Елена Макарова.

С другой стороны, никто из наших собеседников не хочет продавать квартиру и переезжать из центра города. Расположение дома, история семьи, в конце концов просто ощущение «своего» места перевешивает все неудобства и проблемы, связанные с владением такой сложной собственностью. Единственное, чего хотят жильцы дома — чтобы их наконец заметили и помогали в ситуациях, когда справиться своими силами невозможно.

Текст: Катерина Маас

Тэги/темы: