18+
18+
IT и телеком, IT, Бизнес, IT-Томск, Томск Palex локализаторы бренды ИТ Локализаторы.Чем томская компания «Палекс» покорила мировые бренды

Локализаторы.
Чем томская компания «Палекс» покорила мировые бренды

В томском Академгородке можно найти не только старые «советские» НИИ. Именно здесь располагается ИТ-компания «Палекс», которая занимается переводами и локализацией для многих мировых брендов, а также создает программное обеспечение для переводческой отрасли.

О том, как бизнес, начинавшийся в комнате обычного общежития, вышел на международный уровень, рассказываем в очередном материале проекта «IT-Томск».

Тонны даташитов

Началось все с того, что в 2000 году студент ТУСУРа Павел Кошак готовился защитить диплом и занимался разработкой системы климат-контроля оборудования в телекоммуникационных шкафах в ПО «Контур». Разработка получилась интересной, отчасти уникальной — в нашей стране таких не было. Однако дальше опытного образца дело не пошло. Разрабатывая систему, Кошак столкнулся с одной особенностью — большая часть элементной базы была импортной, соответственно, сопровождающая документация была на языке страны изготовителя. Это представляло определенную сложность, так как для диплома требовался хороший перевод. Выпускнику пришлось самостоятельно «перелопатить» тонну даташитов и прочей справочной информации.

Даташит — это транслитерация термина «data sheets», которым обозначают справочные листы с информацией об электронных компонентах от их производителя. В листах содержится техническое описание компонента, его параметры, режимы эксплуатации, схемы включения и так далее. — прим. ред.

Языком я занимался в школе. Начиналось все банально — в семье выписывали The Moscow News. Отец у меня человек военный, и каждую неделю он требовал отчет о прочитанном. Поначалу было неприятно, как и любому школьнику, а потом втянулся. Настолько, что по окончании школы получил грамоту за отличное изучение английского языка. Дальше был институт, там уже вокабуляр нарабатывался. Я умею общаться на английском языке, если прижмет, могу и на немецком. Еще у меня есть «пятерка» за изучение казахского языка, я родом из Казахстана. Немного знаю русский, — смеется Павел.

Тогда-то коллеги и заметили способности студента. После чего предложили переводить документацию для одного военного заказа (чтобы кое-что продать за рубеж, заводу нужно было кое-что перевести). Здесь Кошак сумел отличиться и постепенно дорос до старшего инженера отдела локализации. Тогда-то к будущему директору «Палекса» и пришло осознание, в чем разница между обычным переводом и локализацией. Углубившись в эту тему, Павел начал задумываться об адаптации процессов и продвижении компании. В то время внешним управлением на «Контуре» занималась известная томская компания-интегратор «Фирма «Стек», имевшая опыт участия в локализации Netware, Windows и других хороших проектов. Ее наследие по работе с иностранными заказчиками досталось «Контуру»:

— Анализируя то, что происходило — как приходили заказы, какие работы мы выполняли, что требовал мировой рынок — я начал формировать и озвучивать некоторые предложения, но моя инициатива не была оценена. Сказали: «Работаешь — работай». Ну я и работал. До определенного момента, — вспоминает Павел Кошак.

А потом родилась дочь, и Павел решил, что пора делать большой рывок. Так в 2002 году буквально в «чистом поле» появился «Палекс».

Первые заказы

Сооснователями компании стали два человека: Павел Кошак и его университетский товарищ Алексей Мищенко. Их имена — ПАвел и АЛЕКСей — зашифрованы в названии «Палекс». Позже к ним присоединились одногруппник Алексей Чернобай и Юлия Макушина, бывший начальник отдела локализации «Стека». Алексей Мищенко вскоре ушел из бизнеса.

У компании появились первые заказы. И сразу пришел крупный клиент: в 2002 году в «Палекс» обратились представители отдела цифровой печати Samsung. По иронии судьбы, у южнокорейского гиганта в тот момент не сложился контакт именно со «Стеком» — на звонки представителей компании там просто не ответили. И заказ попал в «Палекс». Над ним трудился костяк из четырех сотрудников и трех фрилансеров, справились за 2,5 месяца.

— Доходило до смешного: когда Алексей (Чернобай — прим.ред.) уставал работать, он будил меня. Я садился за компьютер, он объяснял мне суть, я отлистывал два-четыре абзаца назад, смотрел, практически, «диаграмму сна» — находил момент, когда он начинал писать уже ерунду. Я корректировал, делал дальше, а когда понимал, что сам начинаю писать полную ерунду, будил Алексея и процесс продолжался, — вспоминает Кошак.

Вместе с заказом пришли и деньги:

— Тогда мы получили свою первую валюту. Конечно, сразу эйфория: надо снять офис, купить цветок какой-нибудь, добавить атрибутов бизнес-жизни, как мы ее тогда себе представляли по голливудским фильмам… Потом мы поняли, что начинать надо не с офиса и его обустройства, — рассказывает Павел.

Нужно было привлекать крупных клиентов к постоянному сотрудничеству. И усилия начинающих предпринимателей оправдались довольно быстро — буквально через два года с начала сотрудничества Samsung вернулся к томичам уже как стратегический партнер. Согласно заключенному договору, томская ИT-компания делала для южнокорейцев локализацию уже на 42 языка, включая корейский.

Помимо проектов от Samsung, компания выполняла работу и для более мелких клиентов, постоянно пытаясь привлекать новых заказчиков. Приток проектов и клиентов стал следствием массовой рассылки коммерческих предложений (простыми словами, спам) и регистрации на различных отраслевых площадках — переводческих биржах вроде ProZ.

— Классический случай в нашей отрасли, когда крупный заказчик идет несколько лет, но, наконец, приходит. Начали с ним работать, прислали резюме, обзор компании. Через пару месяцев сделали тестовое задание, получили комментарии. Еще через три месяца пришел новый запрос, потом только через полгода вышли на контакт. И так на протяжении пяти лет. Через пять лет, условно, пришли деньги.

«Палекс» вырос из комнаты в общежитии, где по кругу стояли компьютеры — неловко повернувшись, можно было запросто кого-то задеть, или даже уронить. В 2002-м компания перебралась в первый офис на Нахимова. Потом был переезд в съемную квартиру, потом еще в одну… В 2004-м, когда компания начала расти (коллектив к тому времени увеличился в четыре раза, а количество клиентов — в пять) появился, наконец, просторный офис на Учебной. Нынешний офис компании на проспекте Академическом, куда «Палекс» перебрался в 2012 году, выглядит так:

Особенные переводчики

Вопрос, который многие задают ребятам из «Палекса» — почему компанию, в которой работают переводчики, относят к сфере ИТ?

Специалисты компании работают не только и не столько с текстом, сколько с отдельными компонентами программного продукта. Перевод софтовых строк, адаптация мультимедиа-контента и интерфейсов под особенности различных рынков — локализаторам необходимо обладать компетенциями в части самых разных аспектов работы с программным продуктом. Именно поэтому в «Палексе», кроме «гуманитариев»-переводчиков работают инженеры, верстальщики, разработчики софта, тестировщики и другие технические специалисты.

С переводчиками все тоже не так уж просто:

— Самое главное правило: если ты хочешь выйти на международный рынок, то должен постоянно выдавать хорошее качество. Для этого нужен переводчик, который родился, вырос и живет в языковой среде. Условно говоря, с русского на английский язык нам переводят британцы (если речь о британском английском) и американцы (если речь об американском варианте этого языка), — объясняет Павел Кошак.

Кроме того, переводчики должны быть специалистами в той области, в которой переводят — этого требуют мировые стандарты, которым следует «Палекс». Если заказ из области машиностроения, значит, лингвист должен разбираться в машиностроении. Это в начале 2000-х, когда компания только начинала свой путь, ее сотрудникам приходилось браться за учебники, чтобы разобраться, как работает то или иное устройство и как называется каждый конкретный его элемент. Сейчас так нельзя.

— Когда мы идем к хирургу, то рассчитываем прийти именно к хирургу, а не к лору или терапевту, хотя они тоже врачи. Точно так же в нашей отрасли: перевод специфичного оборудования или ПО должен быть выполнен соответствующим специалистом и никак иначе, — говорит Кошак.

Почему названия зарубежных фильмов или персонажей книг так по-дурацки переводят?

В «Палексе» нам объяснили, почему названия некоторых зарубежных фильмов в прокате зачастую совсем не похожи на оригинал. Это так называемый транскриейшн — творческая переработка текста с учетом культурных и языковых особенностей целевой аудитории. То есть переводчик не просто передает чужую мысль, а переосмысляет каждую фразу, учитывая не только верную передача смысла, но и, например, визуальную эстетику текста и его ритм. Фактически он становится соавтором послания. Взять того же «Гарри Поттера» — там все персонажи названы так, что их имена что-то говорят англоязычной аудитории. Переводчик же работает на тех, кто, как предполагается, не знает английского. То есть читатель должен открыть книгу, увидеть имя, и оно должно ему что-то сказать. А если остается просто английское слово, написанное кириллицей, пропадет важный кусочек смысла. Можно долго спорить, хорошо это или плохо, но это делает текст или любое другое локализованное на другой язык произведение понятным более широкой аудитории, уверены в «Палексе».

Направления и разработки

Сейчас «Палекс» работает сразу в нескольких тематиках: бытовая электроника, реклама, бизнес-переводы, биомедицинские технологии, ИТ, включая программное, аппаратное обеспечение и видеоигры, и многое другое. Но ведущими направлениями в последние годы являются именно ИТ и медицина.

К последней в компании подходят очень серьезно: в этой области цена ошибки слишком высока, поэтому здесь строже контроль качества, а рабочие процессы чаще корректируются и оптимизируются.

Со своим первым крупным медицинским клиентом, немецкой компанией Brainlab, изготавливающей диагностическое оборудование и софт для него, представители «Палекса» недавно делали совместный доклад в Дублине на конференции Localization World. Послушать доклад пришли представители других переводческих компаний и компаний, которые интересуются или занимаются локализацией на своей стороне.

— Мы несколько раз проходили тендеры Brainlab, выигрывали именно по качеству услуг, по стоимости, по процессному предложению. И с какого-то момента стали их ключевыми подрядчиками, переводим на все языки, в которых у производителя есть потребность. С этой компанией мы работаем больше 8 лет, и свою историю успеха решили представить отраслевому сообществу, — отмечает Кошак.

Также «Палекс» работает с мультимедийным контентом. Например, локализует системы электронного обучения (e-learning) — программы с аудио, видео, текстом и другими сложными компонентами. А также локализует игры — в портфеле клиентов компании можно встретить, например, Electronic Arts.

Занимаются в компании и разработкой софта. Например, создают собственную систему управления предприятием, которая позволит автоматизировать не только выполнение переводческих проектов, но и работу всей компании. Подобные разработки есть на рынке, но функционал ни одной из них не удовлетворил «Палекс» в полной мере. Из уже готовых программных продуктов — инструмент автоматической проверки качества переводов Verifika, который успешно продается по всему миру.

Как дела с иностранцами

«Палекс» работает преимущественно с зарубежными компаниями. Но в числе клиентов локализаторов есть и пара томских ИT-компаний, правда, такие попадают скорее, по знакомству. При этом «Палекс» позиционирует себя как международная компания с головным офисом в Томске:

— Мы уже переросли комплекс неполноценности, что мы российская компания. Более того — что мы сибирская компания, которая работает в маленьком городке не пойми где. Нам стесняться совершенно нечего. Мы международная компания. Да, мы работаем из Томска. Не знаете, где Томск? Пойдемте к карте. Некоторые, конечно, обалдевают, когда мы показываем, где находимся. Получается своего рода шоу, — смеется Павел Кошак.

Многие иностранцы не сразу верят, что компания с европейским стилем управления, открытостью общения, вовлеченностью в решение клиентских задач, находится так далеко. Впрочем, географические особенности, бизнесу не помеха, говорит Кошак.

Определенные сложности создает разве что политическая обстановка. Пару лет назад зарубежные партнеры могли позвонить посреди ночи и сказать, что банк, с которым работают компании, оказался под санкциями, и потребовать немедленного решения вопроса с платежами. Несмотря на это, «Палекс» остается компанией-патриотом, которая не собирается переезжать из Томска, а, напротив, старается сделать лучше то место, где находится.

Аллея, высаженная сотрудниками «Палекс» еще в 2009 году, подрастает на одной из главных площадей Томска — Ново-Соборной:

Кадровый вопрос

В современных реалиях переводчик — уже не просто человек, который «складывает одни буквы в другие». Время идет, появляются новые процессы и технологии, которые позволяют переводить быстро, много и качественно. Этим технологиям нужно учить, в том числе и для того, чтобы впоследствии было, кого нанимать на работу.

— Мы создали и провели на ФИЯ ТГУ курс, посвященный автоматизации труда переводчика, специально под него разработали программу, включая практические задания. Мы искали людей, которые хотят разобраться, как на самом деле устроена отрасль письменных переводов, какие инструменты облегчают работу специалистов в ней; таких, которые связывают свое будущее с выбранной профессией. Но таковых, увы, оказалось мало, — говорит Павел Кошак.

По его мнению, современное образование не всегда успевает за реальным положением вещей на рынке, уделяя большее внимание теории перевода, чем тому, как на самом деле все устроено:

— В нашей отрасли давно пользуются определенными технологиями, но когда рассказываешь об этом студентам, порой кажется, что говоришь о чем-то новом и неизведанном. Что ж, стараемся доносить информацию, не глумимся, дескать, «они такие безграмотные, а мы такие умные».

Что касается томского ИТ-сообщества, то оно в последнее время меняется, считает Павел Кошак.

— До 2014-го мы друг с другом знакомились исключительно на зарубежных, в крайнем случае, московских выставках и мероприятиях. А сейчас активизировались, поняли, что слишком мало знаем друг о друге и нет какой-то единой площадки для обмена информацией. Интересно бывает узнавать, что какие-то чумовые бренды с международным именем делаются в Томске либо имеют к нему очень серьезное отношение.

По мнению Павла, попытка томских айтишников наладить коммуникацию дает свои плоды:

— Проходила томская конференция «Город IT», мы принимали в ней участие, в том числе в составе оргкомитета — старались быть полезными для нашего города. В чем? В том, что мы пытаемся принести в Томск тот мировой опыт, который имеем. Мы знаем, как проходят международные выставки, знаем, как что организовано, знакомы со многими тонкостями, — говорит Павел Кошак. — Точно так же и другие томские компании. Например, Aurigma — Федя Скворцов замечательно все это дело организует и стимулирует. Мы также подтягиваем томское коммьюнити к ISDEF (Ассоциация независимых разработчиков ПО — прим. ред.), чтобы Москва приезжала к нам в гости. Местное ИТ-сообщество, которое прежде просто жило своей жизнью, меняется. И ситуация в городе — тоже. Кто-то разбегается, разваливается, а кто-то наоборот растет и развивается, — подытоживает Павел.

Материал выпущен в рамках специального проекта IT-Томск.

Интеллектуальный партнер проекта:

Текст: Егор Хворенков

Фото: Саша Прохорова

Тэги/темы: